Ф.И. ТЮТЧЕВ. Урания


Урания


Открылось! — Не мечта ль? Свет новый! Нова сила
Мой дух восторженный, как пламень, облекла!
Кто, отроку, мне дал парение орла! —
Се муз бесценный дар1! — се вдохновенья крыла!
Несусь, — и дольный мир исчез передо мной, —
     Сей мир, туманною и тесной
     Волнений и сует обвитый пеленой, —
     Исчез! — Как солнца луч златой,
     Коснулся вежд эфир небесный…
         И свеял прах земной…
Я зрю превыспренных селения чудесны…
Отсель — отверзшимся таинственным вратам —
     Благоволением судьбины
     Текут к нам дщери Мнемозины2,
Честь, радость и краса народам и векам!..


Безбрежное море лежит под стопами,
И в светлой лазури спокойных валов
С горящими небо пылает звездами,
Как в чистом сердце — лик богов;
     Как тихий трепет — ожиданье;
     Окрест священное молчанье.


И се! Как луна из-за облак, встает
Урании остров из сребряной пены;
Разлился вокруг немерцающий свет,
     Богинь улыбкою рожденный…
     Несутся свыше звуки лир;
     В очарованьях тонет мир!..


Эфирного тени сложив покрывала
И пояс волшебный всесильных харит3,
Здесь образ Урания4 свой восприяла,
И звездный венец на богине горит!
Что нас на земле мечтою пленяло,
Как Истина, то нам и здесь предстоит!


Токмо здесь, под ясным небосклоном
Прояснится жизни мрачный ток;
Токмо здесь, забытый Аквилоном5,
Льется он, и светел и глубок!
Токмо здесь прекрасен жизни гений,
Здесь, где вечны розы чистых наслаждений,
Вечно юн Поэзии венок!..


Как Фарос6 для душ и умов освященных,
Высоко воздвигнут Небесныя храм; —
И Мудрость приветствует горним плененных
Вкусить от трапезы питательной там.
Окрест благодатной в зарях златоцветных,
На тронах высоких, в сиянье богов,
Сидят велелепно спасители смертных,
Создатели блага, устройства, градов;
Се Мир вечно-юный, златыми цепями
Связавший семейства, народы, царей;
Суд правый с недвижными вечно весами;
Страх божий, хранитель святых алтарей;
И ты, Благосердие, скорби отрада!
Ты, Верность, на якорь склоненна челом,
Любовь ко отчизне — отчизны ограда,
И хладная Доблесть с горящим мечом;
Ты, с светлыми вечно очами, Терпенье,
И Труд, неуклонный твой врач и клеврет…
Так вышние силы свой держат совет!..


Средь них, вкруг них в святом благоговенье
Свершает по холмам облаковидных гор
     В кругах таинственных теченье
     Наук и знаний светлый хор…
Урания одна, как солнце меж звездами,
Хранит Гармонию и правит их путями:
По манию ее могущего жезла
Из края в край течет благое просвещенье;
     Где прежде мрачна ночь была,
     Там светозарна дня явленье;


Как звезд река, по небосклону вкруг
Простершися, оно вселенну обнимает
     И блага жизни изливает
На Запад, на Восток, на Север и на Юг…
Откройся предо мной, протекших лет вселенна!
Урания, вещай, где первый был твой храм,
Твой трон и твой народ, учитель всем векам? —
Восток таинственный! — Чреда твоя свершенна!..
Твой ранний день протек! Из ближних Солнце врат
Рожденья своего обителью надменно
Исходит и течет, царь томный и сомненный…
Где Вавилоны7 здесь, где Фивы8? — где мой град?
Где славный Персеполь? — где Мемнон9, мой глашатай?
Их нет! — Лучи его теряются в степях,
Где скорбно встретит их ловец или оратай,
Бесплодно роющий во пламенных песках;
Или, стыдливые, скользят они печально
     По мшистым ребрам пирамид…
Сокройся, бренного величья мрачный вид!..
     И солнце в путь стремится дальний:
Эгея10 на брегах приветственной главой
К нему склонился лавр; и на холмах Эллады11
Его алтарь обвил зеленый мирт Паллады12;
Его во гимнах звал Певец к себе слепой13,
Кони и всадники, вожди и колесницы,
Оставивших Олимп собрание богов;
Удары гибельны Ареевой десницы14,
     И сладки песни пастухов; —
Рим встал, — и Марсов15 гром и песни сладкогласны
Стократ на Тибровых16 раздалися холмах;
И лебедь Мантуи17, взрыв Трои18 пепл злосчастный,
Вознесся и разлил свет вечный на морях!..
Но что сретает взор? — Куда, куда ты скрылась,
Небесная! — Бежит, как бледный в мгле призрак,
     Денница19 света закатилась,
         Везде хаос и мрак!
«Нет! вечен свет наук; его не обнимает
Бунтующая мгла; его нетленен плод
         И не умрет!..» —
Рекла Урания и скиптром помавает,
     И бледную, изъязвленну главу
Италия от склеп железных свобождает,
Рвет узы лютых змей, на выю ставши льву!..
Всего начало здесь!.. Земля благословенна,
Долины, недра гор, источники, леса
И ты, Везувий сам! ты, бездна раскаленна,
Природы грозныя ужасная краса!
Все возвратили вы, что в ярости несытой
Неистовый Сатурн укрыть от нас хотел!
Эллады, Рима цвет из пепела исшел!
И солнце потекло вновь в путь свой даровитый!..
Феррарскому Орлу20 ни грозных боев ряд,
Ни чарования, ни прелести томимы,
Ни полчищ тысячи, ни злобствующий ад
Превыспренних путей нигде не воспретят:
На пламенных крылах принес он в храм Солимы
     Победу и венец; —
Там нимфы Тага21, там валы Гвадалквивира
Во сретенье текут тебе, младой Певец22,
Принесший песни к нам с брегов другого мира; —
     Но кто сии два гения23 стоят?
     Как светоносны серафимы,
     Хранители Эдемских врат
     И тайн жрецы непостижимых? —
Един с Британских вод, другой с Альпийских гор,
Друг другу подают чудотворящи длани;
Земного чуждые, возносят к небу взор
     В огне божественных мечтаний!..
     Почто горит лицо морских пучин?
Куда восторженны бегут Тамизы24 воды?
Что в трепете святом вы, Альпы, Апеннин!..
Благоговей, земля! Склоните слух, народы!
Певцы бессмертные вещают бога вам:
Един, как громов сын, гремит средь вас паденье;
Другой, как благодать, благовестит спасенье
     И путь, ведущий к небесам.
И се! среди снегов Полунощи глубокой,
Под блеском хладных зарь, под свистом льдистых вьюг,
Восстал от Холмогор, — как сильный кедр высокой,
Встает, возносится и все объемлет вкруг
     Своими крепкими ветвями;
Подъемлясь к облакам, глава его блестит
     Бессмертными плодами.
И тамо, где металл блистательный сокрыт,
Там роет землю он глубокими корнями, —
Так Росский Пиндар25 встал! — взнес руку к небесам,
     Да воспретит пылающим громам;
Минервы копием бьет недра он земные —
     И истекли сокровища златые;
Он повелительный простер на море взор —
И свет его горит, как Поллюкс и Кастор26!..


Певец, на гроб отца, царя-героя27,
     Он лавры свежие склонил,
И дни бесценные блаженства и покоя
     Елизаветы озарил!


Тогда, разлившись, свет от северных сияний
Дал отблеск на крутых Аракса берегах;
И гении туда простерли взор и длани,
И Фивы новые зарделися в лучах…
     Там, там, в стране денницы,
     Возник Певец Фелицы28!..
     Таинственник судеб прорек
     Царя-героя29 в колыбели…
Он с нами днесь! Он с неба к нам притек,
Соборы гениев с ним царственных слетели;
     Престол его обстали вкруг;
     Над ним почиет божий дух!
     И музы радостно воспели
Тебя, о царь сердец, на троне Человек!


     Твоей всесильною рукою
     Закрылись Януса врата!30
     Ты оградил нас тишиною,
     Ты слава наша, красота!
Смиренно к твоему склоняяся престолу,
     Перуны спят горе и долу.
И здесь, где все — от благости твоей,
     Здесь паки гений просвещенья,
     Блистая светом обновленья,
     Блажит своих веселье дней! —
     Здесь клятвы он дает священны,
     Что постоянный, неизменный,
     В своей блестящей высоте,
Монарха следуя заветам и примеру,
     Взнесется, опершись на Веру,
     К своей Божественной мете.


Послание Горация к Меценату Стихотворения Неверные преодолев пучины...



Интернет-магазин Атвекс






КОММЕНТАРИИ:

  Автограф неизвестен.
  Первая публикация — Речи и отчеты имп. Московского университета. 1820. С. 1–6. Опубликовано также отдельным оттиском с титульным листом в типографии Московского университета, 1820 г. В прижизненные издания и издания конца XIX в. не включалось.
  Печатается по первой публикации.
  С.П. Шевырев (История императорского Московского университета. М., 1855. С. 456) свидетельствовал: «В 1820 году под стихотворением «Урания» встречаем в первый раз имя поэта, ученика в русской словесности Мерзлякова, Тютчева». Р.Ф. Брандт (Материалы. С. 12–15) определил следующим образом главный смысл произведения: повторив, что это первое напечатанное стихотворение Тютчева, он назвал «Уранию» гимном, «воспевающим в 194 стихах вечность и благость просвещения, изображая его преимущественно в виде поэзии и некоторых главных ее представителей. «Урания (Небесная)», название одной из муз, здесь служит для обозначения высшей, неземной Правды и Красоты — ср. у Шиллера в «Художниках (Die Künstler)», стихи 54–65… Этот гимн, несколько длинный и ложноклассический, но не лишенный красот…». Брандт отчасти сомневался в авторстве Тютчева. Биограф относил стихотворение к 1820 г. на основании пометы в университетском альманахе и считал его юношеским. Брандт увидел в некоторых строках стихотворения (28–33) связь со стих. Шиллера («Was wir als Schönheit hier empfunden, / Wird einst als Wahrheit uns entgegen gehn»), а также в 58-й строке— «du, die… wie sie (die Freundschaft) der Seele Sturm beschwört, Beschäftigung, die nie ermattet».
  Датируется не позднее начала июля 1820 г., см. Летопись. С. 34.



1Урания — одна из девяти муз, покровительница астрономии (греч. мифол.), отсюда образ: «И звездный венец на богине горит» и другие образы звездного неба в стихотворении. Один из эпитетов Урании — «Небесная».

2Мнемозина — (воспоминание. — греч.) — мать девяти муз (греч. мифол.).

3Се муз бесценный дар! — Музы — покровительницы искусств, творческой деятельности, рождены у горы Олимп (ант. мифол.).

4Хариты — богини красоты, дочери Зевса, сопровождавшие Афродиту, Диониса, Аполлона и др. богов (греч. мифол.). Их называют — Аглая (Блеск), Евфросинья (Радость), Талия (Цвет).

5Аквилон — у древних римлян северный ветер. В переносном смысле — злой рок.

6Фарос — маяк, сооруженный на острове Фарос.

7Вавилон — столица Вавилонского царства (XIX–VI вв. до н.э.).

8Фивы — древний город в Беотии, упоминаемый Гомером.

9Мемнон — царь Эфиопии. Сын Эос и Тифона. Принимал участие в Троянской войне (греч. мифол.).

10Эгей — афинский царь. Из-за ошибки сына Тесея, поднявшего черный парус на судне вместо белого, бросился в море и утонул; его имя сохранилось в названии Эгейского моря (греч. мифол.).

11Эллада ('ΕλλαS — греч.) — самоназвание Греции.

12Паллада — (дева — греч.) — прозвище богини Афины.

13Певец слепой — Гомер.

14Ареевой десницы — Арес — бог войны (греч. мифол.).

15Марс — бог войны (рим. мифол.), отождествлялся с греческим Аресом.

16Тибр — река в Центральной Италии, в низовьях которой на холмах основан город Рим.

17Лебедь Мантуи — римский поэт Вергилий, родом из Мантуи.

18Троя — город на северо-западе Малой Азии, разрушен ахейцами. Об осаде Трои рассказал Гомер в «Илиаде».

19Денница — утренняя заря.

20Феррарский орел — итальянский поэт Торквато Тассо (1544–1595), долго жил в г. Ферраре при дворе феррарского герцога.

21Нимфы Тага — нимфы (ант. мифол.) реки Тахо.

22…текут тебе, Младой Певец… — Камоэнс Луиш де (1524 или 1525–1580) — португальский поэт, автор поэмы «Лузиады».

23Два гения — поэты: английский Джон Мильтон (1608–1674) и немецкий Фридрих Готлиб Клопшток (1724–1803).

24Тамиза — река Темза в Великобритании.

25Русский Пиндар — М.В. Ломоносов (1711–1765); Пиндар — знаменитый древнегреческий поэт, сочинявший гимны, дифирамбы (ок. 518–ок. 446 гг. до н. э.).

26Поллюкс (Поллукс) и Кастор — близнецы (диоскуры — греч.), перенесены на небо в качестве звезд-близнецов в одноименном созвездии.

27…на гроб отца, царя-героя — имеется в виду Петр I.

28Певец Фелицы — Г.Р. Державин (1743–1816), автор од, в том числе оды «Фелица», славящих Екатерину II.

29Царя-героя… — Александра I.

30Закрылись Януса врата! — Намек на завершение Отечественной войны 1812 г. Двери храма древнеримского бога Януса закрывались только в мирное время.



Условные сокращения