Ф.И. ТЮТЧЕВ. Письма


Е. Ф. Тютчевой

14 октября 1858 г. Петербург


Mardi. 14 octobre 1858

  Ма bonne et сhèrе Kitty, les nouvelles que tu mе donnes au sujet de ta Gгand-maman m'auraient rendu foгt heureux sans cette fatale circonstance de l'état de faiblesse où elle est et qui, de ton propre aveu, est plus marqué qu'il n'était avant sa maladie... Que Dieu lа conserve... Oui, certainement, j'irai lа voir aussitôt que je lе pourrai - et lе plutôt serait lе mieux, je lе sens... J'espère que mа santé, à mоi, n'y mettra pas obstacle, tout се temps-ci je mе suis assez bien senti. Mais depuis deux ou trois jours, je sens de nouveau dans les pieds une certaine raideur douloureuse, trop bien connue, mais encore assez forte, dans се mоmеnt, pour m'еmрêсhеr de bouger, mais cela va venir - се n'est assurément pas une maladie, mais c'est un inconvénient et une <1 нрзб>...

  Venons à present à l'affaire de lа pelisse de mаmаn. Соmmеnt as-tu pu penser que dans une question qui mе tient si fort à cœur, j'aie pu abandonner quelque chose au hasard. Non, certes, je ne l'ai pasjetée sur lе chemin de fer, maisje l'ai fait porter à lа grande poste, d'où elle а été expédiée lе 30 septeтbre à lа destination de Briansk. Si bien que d'après toutes les probabllités raisonnables, on devrait pouvoir compter que lа dite pelisse а dû parvenir à Ovstoug assez à temps, pour que mа fеmmе ait pu se mettre en route lе 10, соmmе elle se lе proposait. Cela aurait dû se passer ainsi, et cependant je n'ose l'espérer - et mе voilà, plus que jamais, dans les perplexités - ne lui ayant pas écrit depuis deux postes à lа campagne et n'osant pas, pour un motif superstitieux, lui adresser une lettre à Moscou - tant que je n'ai pas nouvelle qu'elle а réellement quitté Ovstoug... Si cependant j'étais plus heureux que je n'ose m'еn traiter et qu'elle fût réellement sur lе point d'arriver à Moscou, demande-lui, en mоn nоm, qu'aussitôt arrivée, elle mе le fasse savoir par le télégraphe, dont je prendrai les frais à mе charger...

  Jе te charge aussi, mа bonne Кitty, de dire à mоn frère que j'avais rempli, mêmе avant de l'avoir reçue, la recommandation qu'il mе fait de remettre au чиновник en question l'argent qui lui revenait. Il peut désormais disposer de lui.

  Tes sœurs sont toujours à Gatchina1. J'ai eu de leurs nouvelles par le P<rin>ce Gortchakoff2 qui en revient et qui m'а dit qu'on s'y amusait beaucoup. Il а vu Daria faisant le thé chez l'Impératrice, et а entrevu Anna.

  Baise les mains à Grand-maman et dis-lui, mа chère Кitty, que je la supplie de se bien soigner - et dis mille tendres amitiés à ta tante et à l'oncle Сушков. J'аi été atterré par la nouvelle de l'état où se trouve la pauvre C<omt>esse Ростопчин. - Pauvre, pauvre créature. Que Dieu lui soit en aide.


Перевод


Вторник. 14 октября 1858

  Моя добрая, любезная Китти, твои вести о бабушке меня бы очень порадовали, если бы не роковое обстоятельство - ее слабость, по твоему признанию, еще более усилившаяся после болезни... Храни ее Господь... Да, разумеется, я навещу ее как только смогу - и ей тут же станет лучше, я это чувствую... Надеюсь, что мое собственное здоровье не станет препятствием к поездке, все это время оно было весьма удовлетворительным. Но вот уже дня два-три я вновь испытываю хорошо знакомую боль в ногах, пока еще не такую сильную, чтобы помешать мне двигаться, но все впереди. Это, разумеется, не болезнь, а просто неудобство и <1 нрзб>...

  Перейдем же теперь к делу с шубой мамá. Как ты могла подумать, что я в столь волнующем меня вопросе могу пустить дело на самотек. Нет, конечно, я не бросил ее на железной дороге, но велел доставить на почтамт, откуда она была отправлена 30 сентября в Брянск. Так что, по здравому рассуждению, можно полагать, что пресловутая шуба попадет в Овстуг в срок, чтобы моя жена могла 10 числа, как она и предполагала, отправиться в путь. Так должно было случиться, но я, однако, не смею на это надеяться - и потому более чем когда-либо пребываю в тревоге, поскольку не писал в деревню, пропустив две почты, и не смею из суеверия писать ей в Москву, пока не получу известие, что она и впрямь покинула Овстуг... Если все же я более удачлив, чем смею надеяться, и она на самом деле вот-вот прибудет в Москву, попроси ее от моего имени, чтобы тотчас по приезде она известила меня об этом по телеграфу, а я позабочусь об оплате депеши...

  Поручаю тебе, любезная Китти, передать моему брату, что я выполнил, даже прежде, чем получил, его поручение и передал пресловутому чиновнику причитавшиеся ему деньги. - Он может теперь им располагать.

  Сестры твои все еще в Гатчине1. Я известился о них через князя Горчакова2, только что вернувшегася оттуда и сказывавшего, что там было очень весело. Он встречался с Дарьей за чаем у государыни, а также мельком видел Анну.

  Поцелуй за меня ручки у бабушки и скажи ей, любезная Китти, что я умоляю ее следить за своим здоровьем; передай тысячу нежностей тетушке и дядюшке Сушковым. Я был поражен известием о состоянии бедной графини Ростопчиной. Бедное, бедное создание. Помогай ей Бог.


Тютчевой Д.Ф., 4 октября 1858 Письма Ф.И. Тютчева Тютчевой Д.Ф., 18 октября 1858



Интернет-магазин Атвекс






КОММЕНТАРИИ:

  Печатается по автографу - РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 74. Л. 8-9 об.
  Публикуется впервые.



1 10 октября 1858 г. двор переехал в Гатчину. «Погода была чудная», - писала А.Ф. Тютчева в дневнике (Тютчева. С. 422). Местом вечерних сборов общества обычно был Арсенал, где проходили музыкальные, театральные, танцевальные вечера. В дневниковой записи Анны от 11 октября содержится любопытное описание одного из таких вечеров: «Вечером, уложив великую княжну, я пошла в Арсенал. Там была музыка. Играл Рубинштейн, пела некая Штубе, обладающая прекрасным голосом, которую великая княгиня Елена Павловна привезла из Германии. К несчастью, императрица-мать, которая любит оживление, пожелала, чтобы молодежь бегала в горелки в одном конце Арсенала, в то время как в другом конце происходила музыка. Это и делалось с ужасным гвалтом. Я краснела, глядя на лицо Рубинштейна; он совершенно не старался скрывать впечатления, которое производил на него этот шум. В настоящее время это первый пианист в Европе, всюду его слушают с восторгом и благоговением, а здесь он принужден играть перед двумя русскими императрицами под крики и шум веселящейся молодежи. Присутствие артистов в императорских салонах причиняет мне всегда страдание» (там же. С. 424).

2 Здесь речь идет о кн. Д.С. Горчакове, флигель-адъютанте, постоянном участнике вечеров и чтений у императрицы. А.Ф. Тютчева часто упоминает о нем в дневнике: «Государыня пригласила к себе на вечер несколько человек - графиню Толстую, графиню Шувалову, адъютанта Горчакова, мою сестру и меня. Александра Долгорукова не могла присутствовать, потому что вчера упала на балу и ушиблась» (6 октября 1858 г.) (там же. С. 421, 433 и др.).



Условные сокращения