Ф.И. ТЮТЧЕВ. Письма


М. П. Погодину

13 октября 1857 г. Петербург


С.-Петербург. 13 октября 1857

  Извините, почтеннейший Михайла Петрович, если за болезнию я не мог ранее отвечать вам. Бесполезным считаю уверять вас, что я в полной мере сочувствую всем вашим мыслям и намерениям. Но дело не в сочувствии, а в содействии.

  Итак, на первых порах бумаги ваши я сообщил графу Блудову, и вот первый его отзыв о вашем предположении издать ваши боевые записки...1 Определительнее и положительнее этого отзыва вы, вероятно, здесь ни от одной из предержащих властей не получите... Буде дело и пойдет на лад, то знаете ли, чем оно все-таки кончится? - После нескончаемых проволочек поставят вам в непременное условие сделать столько изменений, оговорок и уступок всякого рода, что письма ваши утратят всю свою историческую современную физиономию, и выйдет из них нечто вялое, бесхарактерное, нечто вроде полуофициальной статьи, задним числом написанной.

  Сказать ли вам, чего бы я желал? Мне бы хотелось, чтобы какой-нибудь добрый или даже недобрый человек - без вашего согласия и даже без вашего ведома издал бы эти письма так, как они есть, - за границею...2 Такое издание имело бы свое значение, свое полное, историческое значение. - Вообще, мы до сих пор не умеем пользоваться, как бы следовало, русскими заграничными книгопечатнями, а в нынешнем положении дел это орудие необходимое3. Поверьте мне, правительственные люди - не у нас только, но везде - только к тем идеям имеют уважение, которые без их paзpешения, без их фирмы гуляют себе по белому свету... Только со свободным словом обращаются они, как взрослый с взрослым, как равный с равным4. На все же прочее смотрят они - даже самые благонамеренные и либеральные - как на ученические упражнения... Вот почему и в отношении к письму вашему, назначаемому для ж<урнала> «Nord», я, признаюсь вам, не вижу никакой надобности сообщать его предварительно кн. Горчакову. Содержание письма таково, что подвергнуть вас неприятной ответственности оно никак не может. Если и есть, кoй-какие места, которые следовало бы несколько смягчить, так, напр<имер>, где вы говорите о современном быте русского крестьянина, редакция жypналa возьмет уже это сама на себя. Пo кpaйней мере, ваша основная мысль пребудет цела и неприкосновенна и колорит статьи не изменится...

  Вот вам, почтеннейший Mиxaйлo Петрович, мое задушевное убеждение. Впрочем, распологайте мною, как знаете. Я всегда к вашим услугам. Дальнейшие отзывы гр. Блудова я не премину вам сообщить, и они, вероятно, оправдают вполне мое... воззрение.

  Мы здесь живем в тревожном ожидании августейшего решения по следующему вопросу: подобает ли московской полиции распоряжаться в первопрестольном граде, верно-любезной Москве нашей, как англичане и башибузуки распоряжались в Керчи5. That is the question*.

  Простите... Да сохранит вас Господь Бог по возможности бодрым душевно и телесно.

        Вам усердно преданный

Ф. Тютчев


Тютчевой Д.Ф., 19 сентября 1857 Письма Ф.И. Тютчева Тютчевой Эрн.Ф., 5 июня 1858



Интернет-магазин Атвекс






КОММЕНТАРИИ:

  Печатается по автографу - РГБ. Ф. Пог/II. К. 33. Ед. хр. 102. Л. 1-2 об.
  Первая публикация - отрывок: Барсуков. 1901. Кн. 15. С. 105-106, 110-111; полностью: ЛН-1. С. 423-424.



1 М.П. Погодин хлопотал о разрешении издания «Историко-политических писем» и обращался к Тютчеву как к давнему знакомому и как к человеку, влиятельному в петербургских сферах. Он рассчитывал и на тютчевские советы, и на его посредничество (см.: Записи о Тютчеве в дневнике М.П. Погодина. Публикация Л.Н. Кузиной. - ЛН-2. С. 14). Отношение Д.Н. Блудова к политической публицистике Погодина было благожелательным, но разрешение на публикацию погодинских «Писем» он не дал.

2 Погодин воспользовался советом Тютчева и напечатал «Историко-политические письма» в Лейпциге (ч. 1-3, 1860-1861 гг.).

3 Речь идет прежде всего о созданной А.И. Герценом в Лондоне Вольной русской типографии, первая печатная прокламация которой вышла в 1853 г.

4 В первые годы царствования Александра II издания Герцена «Полярная звезда», «Голоса из России», «Колокол» почти беспрепятственно ввозились в Россию и пользовались огромной популярностью. Чтение герценовского «Колокола» входило в распорядок жизни императора.

5 Речь идет об избиении полицией нескольких студентов Московского университета. Под давлением общественного мнения полицейские были отданы под суд.

* Вот в чем вопрос (англ.). Шекспир У. Гамлет, акт III, сц. 1.



Условные сокращения