Ф.И. ТЮТЧЕВ. Письма


Эрн. Ф. Тютчевой

6 сентября 1857 г. Москва


Moscou. Vendredi. 6 septembre 1857

  Ма chatte chérie, je t'écris à tout hasard, pour avoir lе dernier mоt1. Je veux être là, présent à vos côtés, quand vous saluerez, d'un dernier regard, du haut de votre balcon, cet entonnoir de verdure que vous avez si souvent regardé, ces arbres, cette église, ces toits, enfin tout cet horizon que vous aimez, et qui va garder ensevelis bientôt sous lе mêmе niveau tant d'heures que vous у avez laissé tomber, avec les feuilles qui tombent à leur tour2, et се certain papillon de notre connaissance, qui nous а accompagnés dans notre dernière promenade... où est-il maintenant? Il est là où nous irons aussi.

  Ма chatte chérie. Que Dieu te garde et te conduise. Dis à Marie que je lui recommande d'avoir lе plus grand soin de toi, que je l'autorise à t'obliger de descendre de voiture, chaque fois qu'il у aura lа moindre apparence de danger, et dans les couchées ô te faire accepter lе coin lе moins incommode, etc. - Et en dépit de toutes tes recommandations, се voyage qui va соmmеnсеr aussitôt que tu auras lu се griffonnage, pèse sur mоi, соmmе un cauchemar3, et lе magnifique soleil, qui luit en се moment jusque dans mon réduit quasi-souterrain, ne réussit pas à me rassurer... Une fois arrivée ici, tu peux у descendre, avec assez de confiance, car tu le trouveras suffisamment durchgewärmt... Puisses-tu у être déjà... Quant à moi, je pars décidément demain, ayant donné à ma mère juste autant de temps qu'à mon séjour à Ovstoug. Daria, partie hier avec Сушков pour le couvent de Troïtza, ne reviendra que demain soir et ne me trouvera plus.

  Au revoir donc, ma chatte chérie. Je te recommande, du fond du cœur, à toutes les puissances amies et tutélaires. J'embrasse Kitty, dont la présence à сôté de toi me rassure un peu. J'embrasse Marie et W<ania> et je te charge de dire mille amitiés ô mon frère que je compte bien revoir bientôt ô P<étersbourg>. Dis-lui que je tiens d'une source parfaitement sûre, que le manifeste au sujet de l'émancipation est déjô signé4 et qu'il paraîtra aussitôt après le retour de l'Empereur5.

  Р. S. Je suis curieux de savoir, comment cette présente et dernière missive sera inscrite dans ton carnet6, reçu du V<ieux> ou du G<racieux> ou tout brutalement, de

Tutchef.

  Viens, ma chatte chérie, viens consoler un pauvre goutteux abandonné.


Перевод


Москва. Пятница. 6 сентября 1857

  Милая моя кисанька, пишу тебе наудачу в последний раз1. Я хочу быть там, подле тебя, когда ты бросишь прощальный взгляд с высоты твоего балкона на эту воронку из зелени, на которую ты так часто смотрела, на эти деревья, эту церковь, эти кровли, наконец, на весь этот горизонт, который ты любишь и где будет погребено столько часов, уже прошедших, вместе с листьями, падающими в свою очередь2; а наша знакомая бабочка, сопровождавшая нас в прогулке... где она теперь? Там, где все мы будем.

  Милая моя киска, да хранит тебя Бог и да сопутствует он тебе. Скажи Мари, что я поручаю eй иметь, особую заботу о тебе, что я уполномочиваю ее заставлять тебя выходить из экипажа всякий раз, когда представится малейшая видимость опасности, а на ночлегах соглашаться занять наименее неудобный угол и т.д. - и, вопреки всем твоим наставлениям, пyтешествие, в которое ты пустишься тотчас по прочтении этих каракуль, давит меня, подобно кошмару3, и даже великолепному солнцу, освещающему в данную минуту мое почти подземное убежище, не удается меня ободрить. Пpиехав сюда, ты можешь остановиться здесь довольно спокойно, так как это помещение достаточно durchgewärmt*... Если бы ты была уже здесь... Что касается меня, я положительно уезжаю завтра, пробыв с мoей матерью ровно столько же времени, сколь в Овстуге. Дарья, уехавшая вчера к Сушковым в Троицкий монастырь, вернется только завтра вечером и уже меня не застанет.

  Итак, до свидания, милая моя киска. Из глубины сердца поручаю тебя всем дружеским и покровительственным силам. Целую Китти, чье присутствие около тебя меня немного успокаивает. Целую Мари и Ваню и поручаю тебе передать тысячу дружеских приветствий моему брату, которого я надеюсь скоро увидеть в Петербурге. Скажи ему, что я знаю из совершенно достоверного источника, что манифест об освобождении крестьян уже подписан4 и будет обнародован тотчас по возвращении государя5.

  Р. S. Мне интересно знать, как настоящее и последнее письмо будет внесено в твою записную книжку6: получено от старика, или от любезника, или просто от

Тютчева.

  Приди, милая киска, приди утешить бедного покинутого подагрика.


Вяземскому П.А., 9 июля 1857 Письма Ф.И. Тютчева Тютчевой Д.Ф., 19 сентября 1857



Интернет-магазин Атвекс






КОММЕНТАРИИ:

  Печатается впервые на языке оригинала по автографу - РГБ. Ф. 308. К. 2. Ед. хр. 1. Л. 29-31 об.
  Первая публикация - в русском переводе: Изд. 1984. с. 248-249.



1 С 5 по 20 августа Тютчев с семьей жил в Овстуге, откуда вернулся в Москву, где остановился на несколько дней. Письмо написано перед отъездом в Петербург.

2 За несколько дней до этого письма Тютчев создал стихотворение «Есть в осени первоначальной...».
  О том, как оно было создано, сообщала Д.Ф. Тютчева в письме к Екатерине. Дочери поэта не писали стихов, но многие их письма в высшей степени поэтичны. «Путешествие наше было прекрасно, - описывала 24 августа/5 сентября 1857 г. Дарья свой с отцом отъезд из Овстуга, - погода божественна, земля и небо как будто нарочно принарядились, чтобы попрощаться с нами. Это были чарующие хрустальные дни, а сияющее небо казалось таким глубоким. Папá изобразил очарование этой поры в стихах, которые я послала мамá. <…> Он такой милый, наш папá. Эта поездка очень сблизила меня с ним - теперь я люблю его еще больше, чем прежде. Он так нежен и преисполнен сочувствия. Он много говорил о мамá. Когда я увижусь с тобой, я передам тебе то, что он мне сказал. <…> Было так грустно смотреть в его старческие глаза, полные слез» (ЛН-2. С. 290).
  Стихотворение было написано «в коляске на третий день нашего путешествия» на обороте первого попавшегося листка с перечнем почтовых станций и путевых расходов, а последняя строфа - начиная с середины первой строки - рукой Д.Ф. Тютчевой. Д.И. Сушкова 23 августа/4 сентября 1857 г. откликнулась на них: «Это верно, что стихи твоего отца очень хороши, так тонко чувствовать и...» (там же). Многоточие, поставленное сестрой Тютчева, обозначало вечную боль семьи: несчастную Е.А. Денисьеву.

3 Тютчев, неспособный долго находиться на одном месте, плохо переносил тряску в экипаже. В 1855 г. дочь Дарья описывала предстоявшую ему поездку из Овстуга в Москву, в общем-то недалекую: «... бабушка, возможно, будет беспокоиться по поводу путешествия папá. Между тем, все обстоит совсем не так ужасно, как это кажется по сравнению с тем, что было. Папá будет останавливаться для ночлега; затем будет останавливаться еще раз в полдень, чтобы испить чаю, - и так, помаленьку, он доберется до Москвы без утомления» (там же. С. 277).

4 «Достоверный источник» ошибался. Первое гласное заявление правительства о стремлении решить вопрос о крестьянах, находящихся в крепостной зависимости, было сделано в форме рескрипта Александра II от 20 ноября 1857 г. на имя виленского генерал-губернатора В.И. Назимова.

5 Александр II в это время путешествовал за границей.

6 Эрн.Ф. Тютчева методично записывала даты получения писем, отмечая каждое особым именем, прозвищем или фамилией.

* прогрето (нем.).



Условные сокращения