Ф.И. ТЮТЧЕВ. Письма


М. П. Погодину

11 октября 1855 г. Петербург


С.-Петербург. 11-го октября 1855

  В ответ на ваше письмо, любезнейший Михайла Петрович, вот что я имею вам сказать: государево возвращение неизвестно, но все ваши здешние друзья того мнения, что лучше вам дождаться оного и приехать сюда, в Петербург, чем ехать на авось в Николаев1. Что же касается до статьи вашей, то я наверное знаю, что она была читана и перечитана с большим участием и признательностью, и я не понимаю, каким образом в последнее время, в бытность двора в Москве, вы не имели случая сами и этом убедиться...2

  Теперь, как бы ни было грустно и больно, вот вам мое задушевное роковое убеждение о настоящем кризисе: дело идет не о России одной, но о целом племени. Удержит ли оно за собою свою историческую самостоятельность для будущего развития или окончательно погубит и утратит ее. Более тысячи лет готовилась нынешняя борьба двух великих Западных племен противу нашего. Но до сих пор вес это только были авангардные дела, теперь наступил час последнего, решительного, генерального сражения... Все авангардные дела были нами проиграны, - от исхода предстоящей битвы зависит решение вопроса: которая из двух самостоятельностей должна погибнуть: наша или Занадная; но одна из них должна погибнуть непременно - быть иль не быть, мы или oни...

  Теперь, еслн мы взглянем на себя, т.е. на Россию, что мы видим?.. Сознание своего единственного исторического значения ею совершенно утрачено, по крайней мере в так называемой образованной, правительственной России. Живет ли оно еще в народе, одному Богу известно. - В чем же это историческое значение? А именно в том, что России, как единственной представительнице самостоятельной всего племени, предназначено было воссоздать эту самостоятельность для всего племени. Этот исторический закон России был ее жизненным условием, вне коего нет и для нeй самой исторической жизни. - Все это, сознаю, очевидно до пошлости, но вот что не пошло: для правительственной России сознание этого закона, несмотря на свою очевидность, - более не существует. Она уже не орган, а просто нарост. Теперь это омертвение распространится на всю массу или, неминуемо, должно вызвать из глубины ее последнюю, отчаянную реакцию народной и племенной жизни, не для России одной, но для всего племени; т.е. оживут ли кости сии?.. Господи, ты знаешь!.. и что же, скажите, перед этой необъятною, неразрешимою Задачею значит голос и усилия частного лица?

  Так, вы правы, Господи помилуй! и... только.

  Весь ваш

Ф. Тютчев


Тютчевой Е.Ф., 5 октября 1855 Письма Ф.И. Тютчева Пфеффелю К., Январь 1856



Интернет-магазин Атвекс






КОММЕНТАРИИ:

  В годы Крымской войны Погодин прославился «Историко-политическими письмами» - циклом статей, посвященных внутреннему положению России и ее внешней политике. Статьи распространялись в списках. Резкая критика политики, приведшей к Крымской войне, была усилена Погодиным после смерти императора Николая I. Он доказывал, что николаевская система «дурна», и настаивал на немедленных преобразованиях. Погодин придавал своим письмам большое значение, рассчитывая оказать ими влияние на императора Александра II и его окружение.



  Печатается по автографу- РГБ. Ф. Пoг/II. К. 33. Ед. хр. 102. Л. 5-6 об.
  Первая публикация - ЛН-1. С. 422.



1 Хлопоча об аудиенции у Александра II, Погодин высказывал желание ехать в Николаев, где тогда находился царь.

2 10 сентября 1855 г. Погодин поместил в «Московских ведомостях» (№ 109) статью, посвященную пребыванию в Москве Александра II. Размышляя об исторической судьбе России и перечисляя «любезные имена» российских императоров, он не упомянул Николая I. Напечатанная по личному разрешению Александра II, статья вызвала разноречивые общественные отклики.



Условные сокращения