Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Новости Книги Статьи
   Дополнительно
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Власть украли! Декабрь 1941 года     


      В первый же день оккупации Суземки немецко-фашистскими войсками был создан костяк партизанского отряда "За власть Советов". В него вошли коммунисты, оставленные в тылу врага. В тот же день принята партизанская присяга. Действовал подпольный райком партии, который сразу же заявил о себе: проводились собрания коммунистов в населенных пунктах, минировались дороги, выпускались листовки. Борьба народных мстителей набирала размах.
      Этот эпизод произошел 8 декабря 1941 года, в начале партизанского движения на Брянщине.
      Часовой насторожился: к землянке приближался незнакомый человек, небрежно поглядывая то направо, но налево. Свой или чужой? Партизан притаился за коряжистым дубом. Когда незнакомец поравнялся с ним, он бряцнул затвором:
      - Стой! Пропуск?
      Неизвестный, кажется, не испугался. Жестом руки попросил отвести от него дуло винтовки.
      - Не балуй! - сказал он. - Пропуска я не знаю. Да и откуда мне его знать, если в партизаны иду. К вам, понял? Хочу видеть товарища Петушкова.
      - Какого Петушкова? Нету у нас такого, - не моргнув, соврал часовой.
      - Тогда - Паничева. Кого-нибудь из райкома партии.
      - Ишь, чего захотел ... Не шевелись!..
      В это время за спиной партизана раздалось:
      - Пропусти его. Это свой. Здравствуйте, товарищ Онсов. Как вы нас отыскали?
      - Здравствуйте, товарищ секретарь райкома Паничев. На то я и главный лесничий района, чтобы знать лес как свои пять пальцев.
      Онсов вошел в землянку, отлично оборудованную, и весело воскликнул: "О, да тут все районное начальство!"
      Онсов узнал первого секретаpя райкома партии Петушкова, заведующего собесом Алексютина заместителя предрика Егорина, замов директора МТС Попова и Калмыкова, работников военкомата Макарова, Стаханова, Белина. Были и незнакомые - военные.
      Все внимательно слушали гостя:
      - В Суземке и других населенных пунктах оккупанты сколачивают полицию, органы местного управления из предателей. Старостой Суземки объявлен Мамоненков, начальником полиции - Богачев, начальником земельного управления - Землянко... А этот тихоня Ляу, обрусевший немец настоящий шакал! Разве не слышали, что в Суземке расстреляны коммунисты Григорий Шанцев, Василий Чернобаев? А Анастасию Старцеву вместе с грудным ребенком и двенадцатилетним братишкой палачи изрешетили пулями. И знаете, кто их выдал? Все тот же Ляу, который о себе говорит так: "Ляу шутить не любит ..." Немцы ведут себя нагло. На каждом углу – приказы, а в приказах - расстрел, расстрел... Сердце кровью обливается. Мстить гадам надо, непременно мстить. Потому я и пришел сюда.
      Как он узнал о подпольном райкоме? Немцы сначала пустили слух, что никакого райкома вовсе нет, а потом - что он уже уничтожен. А тут появляются листовки с подписями членов бюро райкома! Народ понял, что врут оккупанты. И тогда гитлеровцы решили разнюхать все о райкоме и уничтожить его, чтобы обезглавить зарождающееся партизанское движение.
      - Да, да, обезглавить, - повторил Онсов. - Вот я и пришел, чтобы предупредить. И прошу принять меня в партизаны. Онсов остался в отряде, в котором насчитывалось пока немногим более двадцати человек. Были приняты дополнительные меры предосторожности на случай внезапного нападения карателей. Каждый вновь прибывающий в отряд проходил специальную проверку.
      Но опасность таилась там, где ее не ждали.
      Однажды, спустя дней десять после своего появления в лесу, Онсов таинственно отозвал в сторонку Паничева:
      - Никита Сергеевич, я слышал, как вы говорили, что хорошо бы так наладить разведку, что-бы знать обо всем, что творится в Суземке ... У меня есть одна идея. А почему бы в Суземке не иметь своего человека среди ... предателей? Это же здорово - устроиться на службу к немцам и держать партизан в курсе всех их намерений!
      Паничев отнесся к предложению Онсова сдержанно.
      - План неплохой, - ответил он, - но кто сказал, что Суземка будет в руках немцев?
      Онсов чуть замялся:
      - Я тоже верю в нашу победу. Но, согласитесь, Красная армия не завтра освободит Суземку. Пока она, сами знаете, далеко ...
      - Пока - далеко, верно. Но придет сюда, обязательно придет: А к тому времени над Суземкой будет красный флаг.
      - Понимаю, - заулыбался Онсов. – Партизаны освободят, так? Вот и я говорю: не вслепую надо действовать, свои глаза и уши в стане врага никогда не помешают.
      Паничев задумался.
      - Хорошо, что же вы предлагаете?
      - Заслать туда нашего человека. Я уже подумал и о кандидатуре. Предлагаю товарища ... Онсова.
      Паничев приподнял голову.
      - А вы подумали, что это небезопасно?
      - Разумеется.
      - А вы знаете, что вас ждет в случае провала?
      - Война без жертв не бывает ...
      - Я все обдумал, товарищ Паничев.
      - А если немцы узнают о том, что вы были у нас?
      Онсов решительно рассек воздух ребром ладони:
      - Эх, придется признаться ... Никому не говорил. А теперь можно. У меня есть документы, которые подтвердят немцам, что я - сын русского помещика. А таким они поверят.
      - Вот как! Где же вы их достали, эти документы?
      - Я их нигде не доставал, - сказал Онсов. - Я действительно являюсь сыном помещика ...
      По соображениям конспирации Паничев передал этот разговор только Егорину и Алексютину. Трое членов бюро райкома партии решали: как быть? Предложение Онсова заманчиво. В самом деле, это здорово - иметь разведчика в логове врага. Решено: просьбу беспартийного лесничего удовлетворить. Условия связи: через каждые пять дней он опускает записки в тайник.
      Онсов ушел в Суземку. Паничев тут же отдал распоряжение подготовить новое место базирования отряда. Выкопали землянки в трех километрах от прежней базы - в урочище "Хитень".
      - Ты сомневаешься в нем? - задумался Егорин.
      Паничев ответил не сразу:
      - Видишь ли, Захар Климович, а вдруг мы в чем-то просчитались? А вдруг он попадется, не выдержит? Всего не предусмотришь… Да и не мешает иметь запасную базу.
      - Действительно, как-то не укладывается: Онсов - сын помещика. Удивляюсь, как он сохранил это в тайне ...
      А когда партизаны через неделю заглянули в тайник, там ничего не обнаружили. Подождали еще дней пять - и снова от Онсова никаких вестей. Что же случилось? Неужели немцы арестовали его? Но тогда бы оккупанты вряд ли молчали.
      Разведчики пробрались в Суземку и принесли весть: нет, Онсов не арестован, он - "голова лесного управления". Работает на немцев. Но это еще ни о чем не говорит: он для того и послан в логово врага, чтобы устроиться там. А вот донесений не шлет. Неужели провокатор? Паничев послал двух партизан осмотреть прежнюю базу. Те сообщили: землянка развалена, следы немецких сапог, Значит, провокатор. Вероятно, в отряд его заслали немцы с одной целью: убедиться, кто из районного руководства остался здесь. Было над чем задуматься.
      - Онсов прекрасно знает все дорожки и тропинки в лесу, - вслух размышлял Паничев. - Он, как никто другой, может почти безошибочно определить, где надо искать нас. С переменой места стоянки мы не избавились от угрозы неожиданного нападения.
      Да, Паничев прав. Выход из этого щепетильного положения один: надо обезвредить Онсова. Но как это сделать? Следует прежде всего побывать в Суземке и хорошенько узнать все. В разведку попросился Филипп Попов, быстрый, юркий. Он пробрался в поселок со стороны Трубчевского большака, в дом Зондовского, бывшего заведующего нефтебазой. Попов хорошо знал его по работе. Чего Зондовский выжидал? Избрал позицию нейтрального - ни вашим, ни нашим? В такое время нельзя быть нейтральным, пусть он и невоеннообязанный. А может, не знает, с чего начинать? Тогда ему надо подсказать. Поговорив о разных делах, Попов вдруг спросил:
      - Андрей Адамович, тебе не предлагали здесь местечко?
      - Предлагали, Филипп Иванович. "Земельный хозяин" Землянко приглашал к себе на службу, - добавил Зондовский с усмешкой.
      - Что ему ответил?
      - Ничего.
      Попов посоветовал:
      - Если хочешь нам помочь, соглашайся ... Нам нужен свой человек в Суземке. Чтобы он был в курсе всех дел. Понимаешь?
      Зондовский кивнул головой. Попов чуть помедлил:
      - Скажи, Андрей Адамович, как сейчас живется Онсову?
      - Что надо, - загадочно ответил Зондовский.
      - А все же?
      - Как говорят, в поте лица трудится. Крестит вас по чем попало. Как-то хвастался: "Они у меня вот где", - ладонь показывал и сжимал ее в кулак. Дескать, в один миг раздавить можно... Не мое дело, где вы сейчас свили себе новое гнездо, но обер-лесничий гневался на вас за то, что вы так быстро куда-то смылись. Не нашел он вас. Считает, что вы спрятались где-то у Черни, Красной Слободы. А туда боится идти – пока маловато сил. Главное - далеко.
      Удивительно, - подумал Попов. - Онсову и в голову не пришло, что мы рядом с Суземкой, в урочище "Хитень".
      - Так. Говорят, он не ночует дома, боится, - придумал Попов, чтобы замаскировать вопрос. И попал в небо пальцем!
      - Вроде.
      - Знает кот Васька, чье сало съел! И небось охрану для своей личности требует?
      - Не скажу. Мамоменкова и ночью охраняют - это точно. А другие ... Зачем им охрана, если в Суземке полно немцев и полиции? Ляу, странное дело, тоже без охраны. Хозяином чувствует. Кстати, живет на этой же улице, недалеко от меня.
      - Ладно. Побежал. Как-нибудь еще загляну.
      - Заглядывай. Помогу.
      И помогал. Однажды, как только Попов перешел порог его дома, Зондовский сообщил:
      - Всех немцев вызвали на совещание в Середина-Буду. Местная власть осталась без прикрытия.
      Попов - немедленно назад. Паничеву:
      - Сегодня самое подходящее время!
      Вот что потом, спустя много лет после войны, рассказал Филипп Иванович Попов.
      ...В темную декабрьскую ночь выла пурга. Дороги замело. Лошади шли на ощупь. В санях молча сидели люди. Несколько человек шли вслед. У дома Ляу, заместителя коменданта, первый возница туго натянул вожжи. Обоз из трех саней бесшумно остановился. Люди быстро, но без спешки рассыпались вокруг дома. Один из них легко постучал в окно. Тихо. Еще стук, посильнее. Кто-то изнутри дома припечатал к стеклу свое лицо, стараясь разглядеть нарушителя сладкого сна. Хриплый мужской голос спросил:
      - Кого тут носит?
      - Свои. Откройте, господин Ляу. Комендант вас зовет.
      - Комендант уехал в Буду, - прохрипело из-за окна.
      Прижавшиеся к стене люди заколебались. Все тот же голос после некоторой паузы ответил:
      - Он уже приехал. Зовет вас.
      - Если вам нужен Ляу, то он живет через дом.
      Кто-то тихонько выругался: не хватало еще этой путаницы! Люди стали было продвигаться дальше, но кто-то из них твердо отрезал:
      - Да это его дом! Пусть сказки не рассказывает.
      Решительный стук в дверь. Молчание.
      - Откройте, иначе забросаем вас гранатами!
      Дверь открыла женщина в длинной ночной рубашке. Гости двинулись в дом. Ляу там не было.
      - Где он?
      - Т-там ... Во... во двор вы... вышел, - пролепетала женщина.
      Бросились во двор - там в нижнем белье, дрожащий от страха, стоял Ляу с поднятыми руками.
      - Одевайтесь, господин Ляу, простудитесь. Мы - партизаны.
      Он не мог выговорить ни слова. От испуга и холода его зубы лихорадочно стучали.
      - Ну, ну, одевайтесь, а то и в самом деле окоченеете. А нам еще нужно совершить с вами прогулку по Суземке.
      Онсов жил в центре поселка. Чтобы попасть к нему, надо пройти по мосту, который, возможно, охраняется полицией. И если окликнет постовой, Ляу должен назвать себя и распорядиться про пустить идущих с ним. К счастью, на мосту никого не было. Темная ночь, холод и страх загнали часовых по домам. Ляу настолько пришел в себя, что злорадно прошептал:
      - Кто-кто, а Онсов заждался вас. Только ночует он не дома, я покажу ... Вот здесь.
      Партизаны окружили дом. Шепнули:
      - Вызывай. Но без шуток.
      Ляу подошел к окну, постучал.
      - Кто там? - раздался настороженный голос.
      - Я, Ляу. К коменданту.
      - Сию минутку.
      Но ждать Онсова пришлось долго. Может, заподозрил что неладное?
      - Зови! - тихо приказали Ляу.
      Тот - громко:
      - Сколько же можно ждать? Сказали, чтоб без тебя не приходил.
      На ходу застегивая шубу, выскочил Онсов.
      - Ты что, боялся? - издевательски, уже по своей инициативе спросил Ляу у Онсова, который со света еще не заметил в ночи «гостей». Ему на плечи легли чьи то тяжелые руки.
      - Тихо, господин Онсов.
      Рванулся было Онсов, но его крепко держали. Жена пронзительно заголосила. Ей ладонью закрыли рот. Из дома вынесли много мануфактуры.
      - Неплохо обжился, господин помещик, - сказал Паничев.
      - А теперь - к волостному старшине! - прозвучала команда.
      Мамоменков крепко спал. И никак после хмельной вечеринки не мог сообразить, почему это немецкий офицер грубо трясет его и подносит под нос пистолет. В форме офицера был Владимир Власов.
      А когда обоз повернул к "земельному хозяину" Землянко, Онсов проворно сорвался с саней и бросился наутек. Его уложили с первого же выстрела, который никто в поселке не услышал - поглотил вой пурги. Труп захватили с собой...
      Наутро в Суземке поднялся переполох: украли всех местных правителей, украли власть! И никто толком не мог объяснить, как это произошло. Но люди быстро узнали: это дело рук народных мстителей ...
      Анатолий Петрович КУЗНЕЦОВ, редактор газеты "Брянский Рабочий".




Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова