Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Новости Книги Статьи
   Дополнительно
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Что делается сейчас в Клинцах. 28 ноября 1941 года     


      ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 28 ноября. (По телеграфу от нашего специального корреспондента). Сегодня ваш корреспондент встретился с товарищами Колтуновым П.И., Яковлевым С.Р. и Иоффе С.Г., перешедшими линию фронта. Три месяца они провели в тылу врага, три месяца были свидетелями всего того, что делается в оккупированных немцами районах. Вот что они рассказали:
      Со вступлением немцев в Клинцы (Орловская область) начался бескрайный разгул. Ворвавшись в город, немцы сразу же кинулись громить магазины, стали отбирать у населения продукты питания и теплые вещи. После этого они занялись разгромом квартир эвакуированных граждан и помещений учреждений, школ, клубов и т.д.
      Вскоре в Клинцах появился бургомистр. Это был некий Шефановский, сын крупнейшего прасола, всем известный здесь матерый троцкист.
      Потом появилось учреждение, названное земельным отделом, за ним заготовительный отдел и банк, управляющим которого немцы назначили отделенного пьяницу Якова Борщева, уроженца села Чаусы, Погарского района. Три дня работали школы, но после того, как бургомистру Шефановскому изрядно за это досталось от своих хозяев, в газете появился приказ о закрытии школ. Мотивировка приказа довольно интересная: "Ввиду того, что вся советская литература подлежит изъятию, школы предлагаю закрыть до получения учебников из Германии". Затем немцы назначили старшин улиц и дали им права бывших полицейских околоточных. Кроме этого, старшина улицы ведает учетом людей, имущества граждан.
      На улицах города сейчас редко можно встретить человека. Цветущие, веселые Клинцы словно вымерли. Все прячутся по домам, ибо знают, что достаточно будет не понравиться какому-нибудь немцу – и тебя схватят и тут же с тобой расправятся.
      В первые же дни прихода немцев начались расстрелы. У хлебозавода расстреляли партизана Ковалева, коммуниста Воскобойникова, затем привели туда же двух колхозных бригадиров из села Ущепье - Дудко и Сушок. Вслед за ними немцы расстреляли клинцовских граждан Федора Дудко, Карницкого, Лешину и Федорина. Гражданку Романченко с больной 12-летней дочерью фашисты до сих пор держат в тюрьме, требуя от нее выдачи мужа. Каждый день жители Клинцов узнают о новых насилиях немцев над русскими девушками, новых арестах и убийствах.
      В городе воцарилась нужда. Снабжения нет, хлеба достать невозможно. Только несколько десятков человек, работающих у немцев, получают в день по куску хлеба, а о других продуктах даже и эти, продавшиеся врагу люди, не мечтают. Почти каждый день можно видеть, как по дорогам тянутся из города вереницы женщин с узелками. Они идут в деревню менять свои последние пожитки на хлеб, но хлеба нет и в деревнях: немцы начисто обобрали всех.
      В Клинцах захватчики попытались открыть частную торговлю и рынки, но дело свелось к тому, что появился магазин, в котором продают портреты Гитлера, Геббельса и других фашистских главарей да рамки к этим портретам. Все попытки немцев установить твердые цены и оживить рыночную торговлю ни к чему не привели. Ни хлеба, ни муки в городе нет. Крестьяне не везут продуктов на рынок.
      Немцы пустили в ход так называемые оккупационные марки - простые бумажки, ничем не обеспеченные и не имеющие хождения в Германии. Это – одна из форм фашистского грабежа местного населения. Наш червонец приравнен к одной марке, а так как карманы немецких солдат набиты марками, любой из них может "купить" добрые полгорода. Население не берет марок.
      Немцы пытались восстановить промышленность. В первую очередь они решили открыть пошивочную мастерскую, и с этой целью стали отбирать у населения швейные машины. Но жители Клинцов саботируют все мероприятия оккупантов. Большинство граждан успело спрятать свои швейные машины, закопать их в землю. Так, до сих пор мастерские не работают. Все телефонные, телеграфные т электропровода немцы сняли и увезли в Германию. Ломаные машины и железный лом увозятся туда же.
      В деревнях и селах Клинцовского района немцы запретили произносить слово колхоз, приказав называть колхозы общими дворами. В селе "Великая Топаль" они созвали собрание колхозников для выбора старосты. На собрание пришли по обыкновению все - и мужчины и женщины. Немцы вытолкали в шею женщин и, собрав их в кучу, на ломаном русском языке объявили, что старшину имеют право выбирать только мужчины. "А вы, матки, пошель домой свин кормить", - так закончил свою речь перед женщинами немецкий офицер. Кроме слова колхоз вычеркнуты из лексикона и такие слова, как сельский совет, совхоз, председатель сельсовета.
      Немцы хотят выжечь у крестьян всякую память о свободной колхозной жизни. Все крестьяне лишены права распоряжаться своим добром. Захватчики распоряжаются ими, как своими рабами.
      Фашисты назначили в деревнях старост. Эти старосты облечены всеми правами бывших полицейских надзирателей. В районах созданы полицейские участки. Их, как правило, возглавляют немцы или финны.
      В деревнях, как и в городе, начался голод.
      Старший политрук М. КОСАРЕВ.
      Газета "Красная Звезда", № 281, 29 ноября 1941 года.




Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова