Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Новости Книги Статьи
   Дополнительно
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Письма из партизанского края. 15 мая 1942 года     


      1.
      Устали лошадь и седок. За ночь верховой проехал несколько десятков километров по размякшим проселочным дорогам, перебираясь в брод через разлившиеся ручьи и реки. Лошадь навострила уши, человек снял с плеча автомат.
      - Стой! Кто идет? - раздался из-за деревьев резкий окрик часового.
      Всадник сказал пароль.
      - Как дела, Миша? - дружески спросил часовой.
      - Задали немцам, - коротко ответил всадник и снова пустился в путь.
      Минут через пятнадцать он въехал в село на горе. Часовой у избы узнал его.
      - Хорошие вести везу, - с довольным видом сообщил приехавший и вошел в дом.
      В комнате его встретил товарищ В., плечистый человек, руководитель партизанских сил здешнего лесного края. Посыльный расстегнул сумку и протянул листок бумаги.
      - Как прошла операция? - спросил командир.
      - Хорошо. Когда я уезжал, станция горела.
      Посыльный привез боевое донесение командира партизанской группы, совершившей дерзкий налет на крупную железнодорожную станцию. Станция эта была связана хорошей дорогой с трактом, по которому немцы посылали подкрепления своим гарнизонам, подвозили боеприпасы, продовольствие. Стояла она на небольшой возвышенности среди равнины, как блюдце на столе. Пять рядов проволочных заграждений и 13 огневых точек создавали надежный оборонительный узел. Так, во всяком случае, думали фашисты.
      В 1 час ночи партизаны начали наступление на станцию с той стороны, где проходила река. Вплавь одолели они разлившуюся реку и ползком приблизились к проволочным заграждениям. Ножниц не было, но по сигналу полетели танковые гранаты, которые, взрываясь, рвали проволоку и разбрасывали колья.
      Фашисты не думали, что партизаны дерзнут переходить реку в брод, и не были готовы к нападению с этой стороны. Бойцы ворвались в поселок. Танковые гранаты полетели теперь в окна станции, в казармы и склады боеприпасов.
      Нападение было столь неожиданным, что фашисты почти без боя отдали станцию партизанам. Бегством пыталась они спастись от метких партизанских пуль.
      Три часа пробыли народные мстители на станции. 60 немцев валялись на улицах, в казармах. От двух складов с боеприпасами, склада мотоциклов и велосипедов, общежития полицейских, казармы, столовой, узла связи остались только пылающие развалины. Отряд потерял в эту ночь двух человек убитыми и пятерых ранеными.
      Командир партизанских сил края товарищ В. прочел рапорт и весело сказал:
      - Комиссар, как ты думаешь, надо сообщить в штаб армии о нашем успехе?
      В эту же ночь взлетели на воздух три железнодорожных моста. В шести местах было взорвано полотно, в пяти - разрушена телеграфная связь. На соседнем разъезде начисто уничтожен гарнизон.
      Уже девять месяцев партизаны лесного края, действуя в тылу у врага, держат его в страхе и трепете. Долог и труден ведущий туда путь. Мы миновали линию фронта на одном, потом на другом самолете, которые открыли весеннее воздушное сообщение с партизанским краем. Летчики доставили партизанам свежие газеты, письма с родины. Потом мы плыли на лодке по вздувшимся весенним рекам. На нашем пути лежали десятки колхозных сел и деревень...
      Девять месяцев население края ведет жестокую народную войну с фашистскими захватчиками. В леса ушли все мужчины, все, кто способен носить оружие. Немцы пытались кровавым террором, жестокими насилиями над мирным населением смирить советских людей. Они сжигали деревин и села, расстреливали стариков и старух, женщин и детей глумились над девичьей чистотой. Но они не покорили этого края. Население любит партизан, идет за ними. В партизанах оно видит смелых мстителей за горе и кровь советских людей.
      Колхозники края дружно встречают весну. На полях уже работают сотни людей. Колхозы здесь не распались. Они еще более окрепли в огне борьбы с ненавистным врагам.
      За последние педели партизаны очистили от гитлеровцев значительный район. Население 19 сел и деревень освобождено от фашистского ига.
      В советском районе, в тылу у врага, на партийных собраниях и на собраниях колхозников обсуждается ход сева. Продолжают свою работу школы. Молодежь по вечерам собирается в избах-читальнях. Регулярно выходят три газеты - две районных и одна партизанская.
      Жизнь в этих местах напоминает обычную жизнь советских сел и деревень. Временами забываешь, что находишься в глубоком тылу у немцев. Но вот над селом летят вражеские самолеты. У околицы раздается строгий голос:
      - Кто идет?!.
      Провели двух пленных немцев. Они испуганно смотрят на людей в полувоенной форме с трофейными немецкими автоматами за плечами и с гранатами у пояса.
      Другие партизаны в это время находились в засадах, в разведке, подстерегали обозы на дорогах или, немного отдохнув после долгих недель суровой лесной жизни, готовились к новым внезапным нападениям па врага...
      2.
      Летчик выстрелил зеленой ракетой. С земли ответили тем же сигналом. Тотчас загорелись костры посадочного знака, и через несколько минут самолет мягко коснулся колесами пашни.
      Это была земля Партизанского края.
      Линия фронта осталась позади.
      С разных концов поля к самолету бежали люди. Быстро потушили костры. В темноте слышались радостные восклицания. Летчики Василий Фадеев и Евгений Прут, десятки раз летавшие в Партизанский край, не успевали отвечать на расспросы многочисленных друзей. Из кабины вытаскивали газеты, письма, патроны. По полю медленно двигались две телеги с ранеными в последнем бою партизанами, которых летчики должны были доставить обратным рейсом в тыловой госпиталь.
      Осторожно внесли раненых в машину. Опять загорелся костер, самолет оторвался от земли, сделал круг над площадкой, на прощание помигал бортовыми огнями и лег на курс.
      Девушки, встречавшие самолет, шли по дороге, обнявшись, видимо, взволнованные этой ночной встречей с самолетом, и тихо пели:
      Запрещен навеки к нам
      Вход непрошенным гостям,
      Поворотим, поколотим
      И пошлем ко всем чертям!
      Партизанские отряды
      Бьют фашистов из засады,
      Ни проехать, ни пройти, —
      Ни дороги, ни пути.
      Марта Фрица ожидает
      С новой юбкой шерстяной,
      Фриц от пули издыхает
      В Чернояре под стеной.
      На пригорке виднелись избы. Это была деревня, почти начисто сожженная фашистскими оккупантами. Из 73 дворов уцелело десять да несколько бань. Но жители не бросили своего родного места. Погорельцы разместились в уцелевших домах и банях. Жить стало тесно, но общая беда сплотила людей. Теперь в каждой избе несколько семей живет общим хозяйством. У них общие картошка, мясо, хлеб, общий котел с супом ставится в печь, все вместе садятся за один стол.
      Партизанский край! Советская земля в тылу врага! Что это такое? Как живут здесь советские люди, как борются они с врагом?
      Ночью мы услышали первый рассказ о борьбе за советскую власть в Партизанском крае. Хозяйка дома Романовна, 40-летняя статная, красивая женщина, уже семь лет работает председателем сельсовета. Это с ее помощью крепли и богатели окрестные колхозы, это она заботилась о строительстве школ и больниц. В тяжелую минуту, когда немцы захватили этот район, она осталась на своем месте. Немецким оккупантам не под силу поставить гарнизоны в каждое русское село, деревню. Они слали ей приказы о поставках хлеба, мяса, овса, сена. Она жгла эти приказы.
      - Продолжаю работать, а кругом немцы шляются, - рассказывает председательница. - Слышу, в соседней деревне колхоз распадается. Надо бы на собрание пойти, а страшно. Деревня эта в пятнадцати километрах от нас. Все же пошла. Собрала собрание. Слушаю, что говорят люди. Кого думают председателем выбрать. Кто-то выдвинул Кузьму Иванова. Партизаны потом его, как предателя, расстреляли. Чужой человек был, не наш. Говорили мне, что накануне он к немцам бегал. Нет, думаю, такому колхоза доверять нельзя. Выступила и предложила председателем Петра А. Кузьма кричать начал, что вот, дескать, ставите такого человека, что всех разорит и по миру пустит. Народ, однако, меня послушал и не ошибся.
      Только на шесть дней Романовна покинула свой сельсовет. Весь советский и колхозный актив провел эти дни в лесу. Люди смотрели на багровое пламя пожара, бушевавшего в родных деревнях, и в сердцах росла ненависть и крепла решимость до конца бороться с немецкими оккупантами.
      Об этих днях, когда фашистские разбойники жгли деревни, выгоняли на мороз женщин и детей, расстреливали председателей колхозов, одна старуха сказала:
      - Внукам завещаю ненавидеть фашистов. Первый раз в жизни увидела их. Волка так не ненавидела, как теперь немца. Все пожег, всех разорил.
      Деревня догорала, когда в лесу в легком шалашике председатель колхоза Петр А. смущенно сказал Романовне:
      — Вот дело-то какое. Давно ты говорила со мной, что надо в партию вступать. В лесу сейчас все думаю: верно, надо быть ближе к партии в такие трудные дни. Хочу вместе с коммунистами работать, вместе защищать советскую власть. Примете?
      - Приняли, - заканчивает свой рассказ Романовна, - и не раскаялись.
      Партизаны освободили от фашистского ига значительную территорию. Когда-нибудь будет написана подробная история того, как русские люди очищали эти места от немецких захватчиков, как жил народ советской жизнью, окруженный со всех сторон врагами.
      Немецкие оккупанты, захватив этот край, организовали "органы самоуправления". Каждые два-три сельсовета они объединили в округа, назначили окружных старшин и насадили из уголовников старост в деревнях. Командование партизанскими отрядами решило, что советская власть должна быть восстановлена и в тылу врага. В селах должны работать сельсоветы, надо сохранить колхозы. Комиссар О. сказал:
      - Советская власть в тылу врага обеспечит нам успешную партизанскую воину с немецкими захватчиками.
      В оргтройку вошли товарищи П., бывший председатель исполкома райсовета, П., заведывавшая районным парткабинетом, и Б. - районный прокурор. Эта тройка жила в деревне в десяти километрах от места действия партизанских отрядов. Вскоре в шести сельсоветах советская власть была восстановлена. Бывшие председатели вернулись из партизанских отрядов домой. Первые совещания проводились в глухих лесных местах. Принимались особые меры предосторожности. Обычно совещание назначалось в одном пункте, а в последнюю минуту тройка окончательно определяла, где оно состоится, и проводники лесными тропками провожали туда поодиночке людей.
      - Партизаны становятся грозной силой, - говорит председатель сельсовета товарищ Е. — В июле из нашего сельсовета пошло партизанить трое, а через два месяца – 130 человек. Ни расстрелы, ни поджоги не запугали народа. Партизаны помогали выводить бойцов из окружения, прятали раненых. Когда партизаны ходили в село, старики и дети вставали на посты, чтобы дать отдохнуть бойцам.
      В Л. я читал доклад Сталина от 6 ноября и, видел, как огнем радости загорались глаза колхозников. Сталин звал нас к дальнейшей борьбе, вселял уверенность в победе. Более 75 трудоспособных единоличников вступило за последний месяц в колхозы. Сила советского строя окрепла даже в глубоком тылу врага. В нашем сельсовете до войны был один коммунист, теперь их двенадцать. Есть у нас такая Марковна - рядовой коммунист. В колхоз и в партию вступила во время войны. В борьбе с фашистскими захватчиками проявила мужество. Партизаны зовут ее матерью. Она вылечивала раненых, месяцами прятала их у себя от немцев. Таких женщин у нас теперь много.
      Дерзкими ночными налетами, неожиданными засадами партизаны вышибали немецких оккупантов из русских сел и деревень, прочно утверждая советскую власть в тылу врага. Силы партизанских отрядов возрастали, они уже были в состоянии брать даже укрепленные противником города.
      Территория Партизанского края ширилась. Она сейчас очень значительна. Освобождены почти полностью два района и в значительной части третий. Только в одном районе от немецких оккупантов очищено 8000 квадратных километров из 12000. От немецкого ига освобождено 20000 жителей из 38000.
      Мы были у председателя оргтройки, когда приехал руководитель партизанских сил края и сказал:
      - Ну, советская власть, принимай от меня еще два сельсовета. Вчера оттуда выбили фашистов.
      Это были результаты большого налета на шесть немецких гарнизонов, размещенных в деревнях по берегам реки.
      Партизанский край живет свободной советской жизнью. Бойцы, защищающие свои деревни, поля, матерей, жен и детей, день и ночь охраняют границы своего края. Немцам в глубь его вход закрыт. Советские люди свободно ходят по всем дорогам, не опасаясь внезапного появления противника. Они знают, что на всех путях партизаны держат разведку, дозоры, заслоны. Появился где-то противник, и об этом моментально становится известно и заслон готовится к встрече.
      Сами немцы недавно были вынуждены "признать" этот край партизанским. Несколько дней назад загоревшийся фашистский самолет "Юнкерс-88" упал в лес Партизанского края. Тотчас этот лес был окружен отрядами и колхозниками. Со второго самолета немецким летчикам сбросили карты, попавшие в руки партизан. Красными и черными линиями на этих картах были нанесены оборонительные пояса партизанских отрядов и немецких гарнизонов. Под красной чертой было написано: "Русские партизаны".
      Советская власть стала в Партизанском крае прочной, как сталь. И немцам не удастся ее сломить. Это - власть русского народа.
      3. Блинова Дмитрия Кузьмича.
      Отряд партизан-разведчиков, пробираясь лесом, наткнулся на раненого в ногу пожилого человека, одетого в крестьянскую одежду. Он лежал без сознания возле сосны.
      Когда его привели в чувство и перевязали, крестьянин сообщил, что идет в Партизанский край, чтобы рассказать всему народу о зверствах гитлеровцев. Ранили его при переходе линии фронта. Молча слушали партизаны его рассказ.
      - В воскресный день всех колхозников согнали на площадь и бургомистр сообщил о том, что большой свиноводческий совхоз "Полонное" подарен Гитлером интендантскому офицеру Хельману в награду за "хорошо поставленное снабжение армии".
      На следующий день всех колхозников послали работать на земле, подаренной фашистскому мародеру. Рабочий день был установлен в 12 часов. Минула неделя, вторая...
      Затем пронесся слух, что в "Полонное" пожаловала супруга Хельмана со всеми своими отпрысками. Новоиспеченный помещик, очевидно, решил всерьез и надолго обосноваться в России.
      - Послали меня к вам, - закончил рассказ колхозник. - Выжечь надо эту погань с нашей земли.
      - Отомстим, - ответили партизаны. - Не жить Хельману в «Полонном». Нужна ему земля? Получит, сколько полагается.
      Слово свое партизаны сдержали. Не прошло и трех дней, как Хельман был уничтожен меткой пулей, посланной народным мстителем.
      Фашисты пытаются превратить народ в рабочий скот, удушить русскую национальную культуру, растоптать чувство достоинства в советском человеке. С особенным чувством слушаешь эти рассказы на земле Партизанского края, где продолжают работать колхозы, ребятишки бегают в советские школы, где выходят три газеты, а по вечерам население собирается в самой большой избе (клуб сожжен) посмотреть звуковую кинокартину "Разгром немецких войск под Москвой".
      На каждом шагу здесь видны следы недавнего пребывания врага. Нет деревни без мрачных пепелищ, нет семьи, не потерявшей близкого человека. А сколько деревень сравнено с землей! О том, что было село, узнаешь по деревьям, рассаженным рядами, по остаткам сиреневых кустов.
      Горяча и сильна ненависть к врагу. Разве забудет 16-летний боец партизанского отряда Саша Б. смерть своего отца-учителя на виселице в школьном саду? Разве простит фашистским насильникам их злодеяния смелая разведчица Нюра?
      Горе - в каждом доме Партизанского края, ярость - в каждом сердце!
      В одном селе нас познакомили со стариком-кузнецом, высоким, черным человеком. Когда фашисты заняли село, они учинили жестокую расправу над населением. Расстреляли шесть мужчин, в числе их - сына кузнеца.
      Через несколько дней к нему постучал красноармеец, выходивший из окружения. Старик принял его, как сына. На следующую ночь кузнец и красноармеец ушли из села и вернулись домой под утро. Старик, нес немецкий автомат.
      С той поры каждую ночь уходили они из дома, залегали где-нибудь в кустах, у дороги, и ждали. Покажется обоз: они обстреливали его и поспешно уходили в лес. Фашисты всполошились, решив, что здесь действует крупный партизанский отряд, и направили сюда большие силы. А партизан было всего двое: один - с красноармейской винтовкой, другой - с немецким автоматом.
      Потом в село вошли партизаны, и старик передал им свой автомат и встал опять в кузнице у горна. А его приемный сын и сейчас ходит с партизанскими отрядами.
      Трудно рассказать о силе и глубине народной любви к партизанам. Эту любовь народ выражает в героических подвигах.
      Никогда не забудется подвиг старика Семенова из деревни Г. Сюда ворвался отряд карателей. Кто-то донес офицеру, что Семенов знает, где находятся партизаны. Старика вызвали в штаб.
      - Поведешь нас к партизанам, - приказал офицер.
      Старик ничего не ответил.
      Утром гитлеровцы двинулись на поиски партизан. Проводник шел впереди. Офицер вначале подозрительно следил за ним, но покорность старика несколько успокоила его.
      - Далеко до партизан, - сказал Семенов.
      - Веди, веди.
      Двое суток пробирались гитлеровцы лесными чащами. Костров не разводили. Старик пугал партизанами. К концу второго дня он сказал:
      - Теперь близко. Вот за опушкой будет деревня, там и конец нашего пути.
      Офицер выслал разведку. Через час солдаты вернулись смущенные, растерянные.
      - Из этой деревни мы вышли два дня назад, - доложили они.
      Только теперь гитлеровец понял, как хитро провел их молчаливый проводник, в каких дураках он их оставил.
      Семенова вывели на площадь. Он стоял, чуть согнув по-стариковски спину и опустив плечи. Его расстреляли. Смертью его немцы думали запугать жителей. После ухода немцев тело Семенова жители села торжественно похоронили на горе, недалеко от того места, где пролилась его благородная кровь.
      ...Немецкие каратели спокойно приближались к деревне С. Внезапно они были обстреляны. Несколько солдат упало мертвыми. Фашисты залегли и открыли сильный пулеметный огонь. Завязался бой, продолжавшийся около двух часов. Когда, наконец, смолк ружейный огонь и гитлеровцы ворвались в деревню, они увидели, что против них сражались пять стариков. Жизни в рабстве у фашистов эти советские люди предпочли смерть в бою.
      Оставшихся в деревне колхозников каратели выволокли на улицу. Мужчин избили железными цепями. Затем начались расстрелы. Запылали дома. Была расстреляна и одна женщина. На руках у нее был шестимесячный ребенок. Живой, он лежал рядом с мертвой матерью. Гитлеровцы запретили взять его. Тогда женщины ночью ползком подобрались к мертвой и унесли ребенка.
      Эта кровавая расправа еще сильнее раздула пламя народной ненависти к оккупантам. Всем, чем только могут, помогают советские люди партизанам. Нам довелось читать дневник партизана Д. В записи от 4 декабря говорится: "Дождались сумерек, идем в деревню. Кругом полыхает зарево пожара. Видны восемь горящих деревень. Целая немецкая дивизия брошена на расправу с мирным населением.
      Колхозники выделили деревенский караул в помощь нашим постам – двух наиболее бойких и смелых девушек. Всю ночь старушка-хозяйка сидела и смотрела в окно, сберегая наш сон. После такого теплого приюта, материнской заботы и холод ни по чем. Не жаль за таких людей жизнь отдать".
      Матери благословляют своих детей на борьбу с врагом. Немцы-каратели вошли в дом Прасковьи Абрамовны Ивановой. Спросили, где ее сын.
      - В партизанах, - последовал гордый ответ.
      Иванову зверски пытали, но никто не услышал ни крика, ни стона. Большое и мужественное сердце надо иметь, чтобы бесстрашно перенести все муки. На теле ее нашли 17 ран.
      В другой деревне офицер долго допрашивая женщину, пытаясь узнать, были ли здесь партизаны и куда они ушли. Полчаса он держал во рту женщины пистолет и не добился ответа. А накануне у этой женщины в избе ночевали партизаны.
      В одном из сел фашисты расстреляли женщину только за то, что она обмыла тело партизана, погибшего в борьбе с врагом.
      На эту звериную злобу, на эти беспримерные жестокости народ ответил еще большим сплочением. В каждой семье, какими бы муками это ни грозило, готовы всегда радушно встретить, обогреть и накормить партизан. Радость и гордость испытываешь, когда видишь, как население Партизанского края отстаивает, борется против немецких разбойников.
      Население Партизанского края выстояло. Оно выгнало врага. Немецкие оккупанты не смогли удержаться на этой земле.
      В. СТАРИКОВ, специальный корреспондент "Известий".
      Н-ский партизанский отряд.
      Газета "Известия", № 112, 124, 129; 15, 29 мая, 4 июня 1942 года.




Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова