"ОТ СОЛДАТА ДО ГЕНЕРАЛА"

СУПРУНОВ ЯКОВ СЕМЕНОВИЧ


Супрунов Яков Семенович  Я родился 8 октября 1923 года. Перед войной окончил техникум советской торговли и получил специальность бухгалтера. Но мирную профессию пришлось сменить на военную. В сентябре 1941 года был призван в армию, направлен в полковую школу. Но закончить ее не удалось - нас бросили на защиту Москвы. Был ранен. После госпиталя снова на фронт. И снова ранение, в мае 1942 года. Госпиталь в Березниках. Комиссия признала меня непригодным к военной службе. Там же, в Березниках, пошел работать на химкомбинат. Узнав о формировании Уральского танкового добровольческого корпуса, записался добровольцем. Воевал командиром разведывательного отделения. Фронтовой путь закончил в ноябре 1944 года после контузии. Награжден двумя орденами Отечественной войны, орденом Красной Звезды, медалями.

  Опасаясь попасть у Орла в котел вроде сталинградского, немцы спешно отводили свои войска к Брянску. Действовали по шаблону: днем отчаянно сопротивлялись, подготавливая в тылу очередную линию обороны, а ночью, оставив небольшие заслоны; отступали на 2-5 километров. Конечно, очень важно было знать, где они укрепляются. Этим и занималась разведка танкового корпуса. Пять разведчиков всю ночь ходили по степи, изрезанной балками и перелесками, стараясь определить новый рубеж обороны противника. Уже в километре от своих окопов шагавший чуть в стороне Лешка подал тревожный знак.

  - В кустах двое! Одежда красноармейская... Пойду один.

  Вскоре он вернулся, а с ним - задержанные: высокий сухонький старик, одетый в форму мобилизованного в 1941 году красноармейца, и его жена - небольшого роста, в солдатской гимнастерке.

  - Вот, ищут Красную Армию, хотят воевать, - пояснил разведчик. - Говорил им - идите домой. Воевать - это вам не у печки греться, а они ни в какую.

  - Вот что, сынки, ведите к вашему командиру, с ним буду разговаривать, - решительно заявил старик.

  - Командир здесь я, говорите, - откликнулся я.

  - Молод ты для командира. Звание-то у тебя какое?

  - Гвардии сержант. Тебе, дед, кого, полковника подавай?

  - Полковник мне ни к чему, а коли ты разведчик, то знай: немец закрепился в селе Крупьяное. И танки там, и пушки, а перед селом у балки-мины.

  - Спасибо, отец, это мы уже знаем. Все-таки лучше вам домой вернуться.

  - Мы того, добровольцами. Ежели сам не можешь этого решить, веди к командиру.

  - Мы без вас обойдемся, вам ведь только на печи лежать, кости стариковские греть, лечить ревматизм.

  - Так печки - то нету, - спокойно проговорила старуха.

  - Что же за изба без русской печи?

  - И избы у нас нет. Фашисты спалили.

  - Да лютуют немцы, мы прошли с боями уже больше сотни километров, и не видели ни одного уцелевшего села. Тогда вам остается к детям или внукам податься.

  - Было у нас четыре сына и три дочери. Сыновья да зятья - все трактористы. Семь домов мой старик своими руками построил для них. МТС не успели эвакуировать, что можно, угнали в лес. Прознал немец и спалил село, а женщин с детьми расстреляли. Меньшая дочь с грудным ребенком убежать хотела. Поймали ее, дитя отобрали и в горящий дом бросили. Доченька кинулась за ним, да и сгорела... Некуда нам уходить.

  - А вы-то как живы остались?

  - В Карачеве были, - отозвался старик, - сестра там у нее, - кивнул он на жену, - болеет очень. Вернулись, а вместо деревни обгоревшие головешки. Ты вот что, сынок, возьми нас, мы сгодимся.

  - Прости, отец, прав не имею.

  - Как же так. Ну, объясни хоть, как этой штукой пользоваться, - он достал из карманов две гранаты, - Должны ведь мы уничтожить хоть одного изверга, иначе не только в рай - в ад нас не примут.

  Пока разведчики объясняли, со стороны Карачева показалась группа гитлеровцев. Шли они, громко разговаривая по дороге, недалеко от которой притаились разведчики, были уверены в своей безопасности.

  - Вот что, сынки, мы со старухой пойдем им навстречу, погуторим маленько, - поднялся старик, направляясь к дороге.

  - Вернитесь, - сдавленным голосом потребовал старшина разведгруппы, - я приказываю! Леша, беги с донесением, а мы задержимся, попробуем их спасти.

  Пробираясь осторожно между кустами, мы направились к дороге. Здесь увидели разбросанные в разные стороны трупы фашистов. Тут же, у обочины, лежали рядом старики.

  Старший из разведчиков, Попов, повернул их лицом кверху, сложил на груди руки:

  - Спите спокойно, свой долг вы выполнили.

  Через полчаса наша разведгруппа доложила комбригу полковнику Приходько о встрече со стариками.

  - Возьмите двух саперов с лопатами и похороните стариков в их родном селе. Да с почестями, с троекратным салютом. Пусть люди знают, как они погибли.

  - Ребята устали, всю ночь ведь на ногах, отдохнуть бы, - заметил старший группы.

  - Отдыхать после войны будем, а сейчас - к старикам. Мало ли что может произойти, - склонив низко голову, распорядился комбриг.

"От солдата до генерала. Воспоминания о войне", том 1.