Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Новости Книги Статьи
   Дополнительно
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Секунда до взрыва     


      Один философ сказал, что за день до смерти можно жить начать сначала. Лейтенант Урядников в апреле 1944 года начал жить... после смерти. Фактически был уже мертв, все решила одна секунда.
      ...Команда минеров в тот день очищала от противотанковых мин поле возле севской деревни Шведчики. Два слова о здешней природе: Шведчики, смею сказать, не деревня, а страна "Шведцария". Можно походить по логам и перелескам, посмотреть озера и озерки, окунуться в зеленую прохладу березовых и дубовых рощ, и везде увидишь неповторимые кружева-узоры. Нынешний директор здешнего совхоза Георгий Коноплин как-то поводил меня по многим стежкам-дорожкам, и я не найду слов, какими можно обрисовать Шведчики. Местным жителям красота здешних мест - прозаическая быль, постороннему человеку - Божий рай ...
      Урядников помнит Шведчики 1944-го. Исковерканная войной земля отливала ржавыми осколками мин и снарядов, была начинена живым тротилом, манила к себе, но близко не подпускала. В окопах и блиндажах хозяйничала деревенская ребятня: ей было интересно собирать винтовки и патроны, стрелять. Трое подорвались. В сырых блиндажах голосили бабы ...
      Но война слезам не верит: подходили сроки сева, а ступить на поле никак нельзя - мины.
      По графику, разработанному райвоенкоматом, лейтенант Урядников прибыл со своей ротой в Шведчики в середине апреля. Земля уже стала покрываться зеленым ковриком. От прошлогоднего бурьяна тянуло пряным запахом. Деревня, как после тяжелого ранения, едва дышала.
      Спустившись в глубокий лог, минеры присели.
      - Ну, ребята, какие сны видели ночью? - спросил Урядников.
      Он не признавал мистики, а тут вырвалось. Хотел перевести разговор на другую тему, да Коля Гусев за вопрос уже зацепился:
      - Я видел корову, батя. Черная, рога завитком, глаза красные. Бежит на меня, я - резко в сторону. К чему такое?
      Урядников поднялся на пригорок, приставил ко лбу ладонь. Под слепящим солнцем стал рассматривать минное поле, сличал его с картой: мины стоят шахматным порядком, полосою метров в четыреста.
      К полудню полосу прочистили, насчитали сотню противотанковых мин. Когда рвется хоть одна из них, танк подпрыгивает мячиком. А если взорвать все разом? Тут еще Коля Гусев отвернул в кусты и обнаружил склад снарядов. Пришлось «поженить» их с противотанковыми.
      - Куча мала! - сказал Коля. - Батя, а земля не треснет?
      Заложили взрыватель, подсоединили бикфордов шнур.
      Лейтенант приказал "прочесать" местность на предмет нахождения в зоне взрыва какой-либо живности. Никого не нашли. Затем оцепили квадрат, залегли в укрытие.
      - Коля, поджигаем!
      Чиркнула спичка. Урядников и Гусев скрылись в блиндаже, на это ушло полторы минуты. Еще через полторы - взрыв.
      И тут тревожно ворохнулось сердце. Лейтенант, а за ним Коля выглянули из блиндажа. Страшнее картины Урядников не помнит в жизни. Из кустов к штабелю мин и снарядов вышла женщина, держа на поводе корову ...
      До взрыва оставалась минута. Коля Гусев лишился речи (потом его неделю "правили" врачи). Но надо знать, кто такой Урядников, каков гусь и каковы у него крылья. Думаете, в тот роковой момент он тоже испугался? Ошибаетесь. В нем сработал инстинкт, хладнокровный и дерзкий. Стальной пружиной выбросило его из блиндажа.
      До взрыва оставалось полминуты. Урядников считал секунды, бежал и думал только об одном: не поскользнуться бы, не упасть! Смерть опередил лишь на секунду. Вырвал взрыватель, бросил в сторону. Взрыватель треснул в воздухе.
      - И тут со мной что-то случилось, - рассказывал мне недавно Урядников. - Я бросился к корове и стал целовать ее в морду. Женщина пошатнулась и упала. Я тоже повалился на землю. Мы обнялись, катались по траве и ревели, как дети после дикого страха. На нас глядела корова. Глаза у нее были красновато-черные - такие, как в Колином сне ...
      ... Спустя пятьдесят лет, накануне годовщины Победы, Урядников придет в одно учреждение за удостоверением минера.
      - А вы не минер, - скажет ему симпатичная дамочка. - Зачем удостоверение, если вы и без того участник Отечественной войны? Ах, нужны льготы?
      И тут с ним случится то, что случилось возле шведчиковской коровы Красавки:
      - Дамочка, дайте я вас поцелую! Какая вы умная! Я действительно не минер. Минер обязательно должен подорваться, а я, как видите, живой. Минеров, дамочка, как таковых вообще на войне не было. Были пехотинцы, летчики, моряки, танкисты. Всем им по России поставлены памятники. А вы, милая, видели где-либо памятник минеру? Не было нас, не было. И почти уже нет...
      Виктор Сколченков.
      "Край мой деревенский", 2007 год.



Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова