Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Новости Книги Статьи
   Дополнительно
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Описание старой Малороссии. А.М. Лазаревский, 1888 год     


      Город Погар при реке Судости, под именем Радогоща, известен по летописи с ХII века. Радогощ был одним из древних городков Северской земли, сохранив значение укрепленного "острога" и в последующее время. Вместе с Северской землей Радогощ находился во владении Литвы до конца ХV века, когда принадлежал поляку Олехну Скоруте, от которого здесь сидел "воеводка Ян Черный". Сборник Русского Исторического Общества ХХХV, 10-11, где говорится, что Радогощ принадлежал "панам Олехнам"; но, конечно, Олехнами здесь назван один Олехно Скорута, который вслед за переходом Северской земли под власть московских государей, приезжал в 1501 году в Москву послом от польского короля. Поступив в начале XVI века во владение московских государей, Радогощ не раз подвергался нападениям поляков, добивавшихся возвращения Северской земли. Так, Андрей Немира после безуспешной осады Стародуба в 1535 году пошел к Радогощу и сжег его, другое разорение последний потерпел в 1563 году, когда приходил в Северскую землю Михаил Вишневецкий с казаками и татарами и - "в Радогоще посад пожгли". Затем Радогощский "острог" упоминается в 1605 году, а в книге Большего Чертежа Радогощ показан уже "городищем". Отсюда правдоподобно можно заключить, что Радогощ был разорен во время самозванцев. На разоренном "городище" новое поселение возникло во второй четверти ХVII века, когда сюда снова пришли поляки, после Поляновского договора. Возобновление Радогоща, под именем Погара, предание справедливо приписывает Пясочинскому, во владении которого Погар и находился. Смотри очерк А.И. Ханенка "Город Погар". В 1726 году погарские старожилы показывая о принадлежности одного земельного участка к Погару, говорили, что тот участок "з давних лет еще за лядщины, за ляха на тот час державцу погарского, неякогось Песочинского, ишол на пушка ров погарских".
      В 1654 году в Погаре, при населении - 368 человек казаков и 89 человек мещан, было уже две церкви: Успения Богородицы и Николая Чудотворца. "Да в том же местечке Погаре, над рекой Судостью, на горе, поставлен острожек, огорожен стоячим тыном облым ... Около того острожка, с дву сторон к реке Судости, под горою ров. А преж сего, тот острожек бывал панской двор". После изгнания поляков, Погар был значительно укреплен уже казаками, и под защитой этих укреплений население Погара быстро разрослось. В 1666 году погарское мещанство было настолько уже значительно, что могло выпросить себе у царя грамоту "на майдебурское право и волности, против нежинских, черниговских и переяславских мещан". При этом на "погарское войтовство" определены были две деревни - Чаусы и Яковлевичи. Кроме того, погарский магистрат в конце ХVII века мало-помалу подчинил своему ведению и все бывшие свободными погарские села: Куров, Суворов, Чубаров, Гриневку, Лукин, Дареевск, Марковск, Горицы, Сопычи, Случевск, Муравьи, Бобрик, Посудичи, Поперечное, Стечню, Бугаевку и Витемлю. С этих "ратушных сел", как они назывались обыкновенно, магистрат собирал денежный налог "на артиллерию войсковую, т.е. на арматы, на куле, порох и на копе арматские, також на стацию гетману и на служителей полковых, сотенных и ратушных". Магистратское самоуправление в Погаре в действительности существовало лишь до начала XVIII века, а затем фактически было уничтожено произволом местных сотников, подчинивших погарских мещан своей "команде" и "смешавших мещанские дела с сотенными в одной избе мескои". Это "смешение" с казаками главным образом произведено было Галецким, при котором погарские войты стали такими же его слугами, какими были и низшие сотенные урядники. Преемник Галецкого, Семен Соболевский, объясняя в 1729 году права свои на "войтовскую" деревню Яковлевичи, писал, что он скупил тамошние "грунты и огороды", "понеже в Погаре незнаю зачим, майстрату не было и ныне нет" ... А между тем, в это же самое время мы видим непрерывный ряд погарских войтов, заседающих "на уряде меском" и подписывающих вместе с сотенной старшиной акты, исходившие от этого уряда.
      Приводим здесь перечень известных по актам погарских войтов: Кирилл Сурко, 1666-79. Константин Котляр, 1671. Иван Рухлядка, 1684. Василий Пинчук, 1688. Давид Сергеевич Сорока, 1691-93. Афанасий Пасюк, 1696-99. Марк Осипов, 1701-706. Иван Липский, 1707-708. Семен Давидович Сорока, 1710-15. Дмитрий Косач, 1715-19. Клим Песоцкий, 1721-47. Григорий Копась, войсковой товарищ, 1762-68. При этом следует добавить, что войт Семен Сорока в 1721 году является уже городовым атаманом, а в 1722 году таким же атаманом видим сына бывшего войта Ивана Рухлядки, Осипа.
      Но эти войты, как видно, не имели в своих руках никакой распорядительной власти и были лишь послушными слугами сотников ... В таком положении находился погарский магистрат до 1744 года, когда войт Клим Песоцкий, занявший этот уряд еще в 1721 году, вздумал наконец пожаловаться глуховским властям на фактическое уничтожение сотниками погарского магистрата. "Грамотою царя Алексея Михайловича, погарские мещане пожалованы были магдебургским правом, - писал Песецкий в своей жалобе, - и по оной грамоте хотя в городе Погаре при магдебургском праве и содержался магистрат, только ж в прежних годех за змертвием бывших при оном магистрате урядников, бурмистров, райцов и лавников, ратуш их погарская, неведомо за чиим несмотрением и запущением, соединена в одно общество с сотенными делами; и ныне оная ратуш и мещане находятся под командою сотника и другой сотенной старшины, чрез что едино и все дела их меские с сотенными в едной избе меской же смешены, от чего в делах городских мещанских немалое чинится помешательство, а мещанам значное утеснение последовало ... И просил он, войт с мещанами, чтоб повелено было о бытии в городе Погаре магистрату и о неимении над оным и над ними, сотнику и сотенной старшине, никакой команды, и о невступании ими ни в какие дела мещанские и в судовые порядки, и о выдаче на то все, из генеральной канцелярии им, мещанам, универсала ..." Собрав справки о существовании царской грамоты 1666 года и отвергнув "требование" тогдашнего сотника о том, чтобы "оных погарских мещан с подведомства сотенного не исключать", генеральная канцелярия "велела быть в городе Погаре магистрату по праву магдебургскому, с выдачею на то универсала, чрез который предложить, чтобы полковник стародубовский и другая старшина, а особливо сотник погарский, с сотенною старшиною, до того погарского магистрата ни в чем дела не имели и в суды оного магистрата и расправы не касались ..." К этому в универсале генеральной канцелярии было добавлено: "А ежели кто судом того магистрата не будет доволен, тот апеллювал бы прямо в суд войсковий генералний или генеральний войсковую канцелярию, ибо оный магистрат имеет состоять отсель в ведомстве генеральной канцелярии; мещане же того магистрата погарского и прочие люде, должны отбывание общенародных повинностей исполнять по распоряжениям того магистрата ... А на партикулярные работизны оного Погара цеховых людей и других употреблять никто б не дерзал". Не знаем, в каком виде после этого распоряжения генеральной канцелярии восстановлен был погарский магистрат; но известно, что Соболевские, как сотник, так и его родня, продолжали захватывать городские земли, поселяя на них погарских мещан в виде подсоседков, которые затем обращены были в крестьян Соболевских. В 1765 году погарский магистрат жаловался Румянцеву, что "вдова умершего сотника Семена Соболевского, Анна, в недавних годах, предковечных земель меских погарских, до которых муж ее во всю жизнь никогда не касался, самовольно закопала многое число, на которых вырощены уже не малие леса, и поотнимала от мещан погарских сенокосов более как на тысячу возов, и рыбные по реке Судости градские озера, и тим всем владеют сотник погарский Владимир и брат его войсковой товарищ Григорий Соболевский. А до того - и мещанских до десяти и более дворов, оная ж Соболевская захватила себе в поманство. По умертвии же оной Анны Соболевской, сын ее Григорий в прошлом и сего годах, также на предковечной градской земле, самоволно ж построил две кузницы и при оних занял немало земле також меской; и сверх того, он же Григорий Соболевский усилним образом и мимо ведома магистрата погарского, некоторих мещан под видом купле, завладел огородами ... Да он же Соболевский тайным образом з лесу магистратского вырубавши дерева, построил хат более шести и в оние собрал на жилье людей из мещанского звания магистратовых, которые в цехи повинностей не платят и городу помощи не делают ..." Тут же магистрат жаловался на Григория Соболевского, что он с сыном брата его, сотника погарского, "с кольями, дручьями и ножами" напал на урядников и мещан, которые посланы были магистратом мя снесения построек мещан Лосевых, самовольно построившихся на городской земле, причем урядники были Соболевскими изувечены и побиты, "отчего произошла по всему городу тревога ...".
      О внешнем состоянии Погара в конце XVIII века описание 1781 года говорит: "Положением состоящая здесь обветшалая земляная крепость - на высокой горе; форштатние ж селения в ярах и на низкодоле, на правом берегу реки Судости, чрез которую переезд здесь устроенный от магистрата паромом. В сем городе приходских церквей - 4, а при оних особо теплих - 3, да вне жиаьев, городских кладбищных - 2. Публичных строений: дом суда земского повету погарского, каменой, о 5 покоях; магистрат о 3 покоях; сотенная канцелярия о 4 покоях; казенной соляной амбар. Партикулярние домы: подкоморого Степана Лашкевича, каменной, о 3 покоях, да с пристроенными к оному деревяними 5-ю покоями, о 8 покоях; полковника Лобысевича, о 5 покоях; подсудка повету погарского Песоцкого, о 8 покоях; умершого подсудка Владимира Соболевского сыновей, о 10 покоях и т.д. Крамних лавок с красными товарами - 2; с разною мелочью, как-то железом, мылом, медом и протчим - 2, порожних, кои во время бываемых ярманков нанимаются приежающему сюда купечеству - 50; мясницких - 25, шинков магистратских, владельческих и разночинческих - 30, жителей оного города: шляхетства - 5, разночинцов - 16, урядников магистратских - 9, намесник - 1, попов - 10, дьяконов - 2, церковников - 8, выборних казаков - 7 дворов, в них хат 12, подпомощников - 35 дворов, 43 хаты, их подсоседков - 22 двора, 24 хаты, артиллерийских служителей - 4 двора, 4 хаты; мещан - 468 дворов, 500 хат, бездворных 39 хат; разного достоинства и чина подсоседков - 88 дворов, 105 хат, бездворных 6 хат. В числе вышписаных обывателей майстеровых цеховых: сапожников - 60, кожевников - 21, портних - 55, котлярей - 10, слюсарей - 6, кузнецов - 12, ткачей - 10, шаповалов - 6. К сему городу земле пахатной и сенокосов доволно, а лесов посредственно; получают же оной на строение от поближних великороссийских трубчевского уезду сел. А в городе Брянски, которой отсель в 120 верст, покупают строение паити и плавят оние по реке Десне до деревни Согутьевы, кая отсюдова в 20 верст; оттудова ж сухим путем, привозят в сей город. Жители здешние упражняются в хлебопашестве, по большей же части в промыслах: из них одни сами делают конопляное масло и покупают привозимое сюда из разных околичных мест; продают же оное на месте, приежающим сюда зразних городов закупщикам, а и сами здешние отвозят оную для продажи, в малороссийские Киев, Нежин, Глухов, Кролевец и другие города; другие (жители) имеют пенечные заводы, и сверх того покупают пенку в околичных селениях и привозимую оттоль сюда на торги, кою приведши в должное состояние чисткою и чоскою, продают обыкновенно на месте, приежающим тульским, калужским, трубчевским и других городов, купцам. Некоторие ж пользуются шинковым промислом и перепродуют солью и рыбою, закупая оную на ярманках в Стародубе и Новгородки Северском. А иние пользуются от разних рукоделий; особенно два ремесла здесь в хорошем состоянии, именно котлярское и кожемячье, ибо первие делая в особливом количестве котлы винокуренные, оние и развозят для продажи в разние города и для покупки оных приежают к ним; а последние виделивают хорошие простие кожи и отвозят оние равно и нашитие с них в доволном количестве простие сапоги, для продажи, на ярманки. Торги здесь бывают в неделю однажды, в понедельник, на которие окрестних мест жители привозят для продажи пенку, небольшими бочками конопляное масло, а с Серединой Буды, Старой и Новой Гут, горячое вино бочками; из великоросийские же ближних мест, разной хлеб, деревяную посуду и прочие, а из Трубчевска, соль. Ярманков бывает три: декабра 6-го, мая 9-го и августа 15-го; на первый приежают купцы из великороссийских далнейших, как-то: Москви, Суздали, Ярославля, Калуги, Тули и других знатных городов, с серебряною, медною и оловяною посудою, С разними дорогой цены галантерейными вещми и другими красными и мелкими товарами; продолжается оной по три неделе и более; последние же два ярманка не так велики бывают и продолжаются оные не более четырех дней".




Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова