Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Новости Книги Статьи
   Дополнительно
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Великая Отечественная     


      5 октября 1941 года в Карачев со стороны Орла ворвались фашистские танки.
      Пятьдесят дней и ночей длилась оборона Брянска, танковая армия Гудериана в течение двух месяцев не могла взять этот "необходимый трамплин" для прыжка гитлеровцев к советской столице, как писал впоследствии сам Гудериан.
      Наступающим армиям гитлеровцев противостоял Брянский фронт, созданный 14 августа 1941 года. Командующим фронтом был назначен генерал-полковник Андрей Иванович Еременко, членом Военного Совета фронта - дивизионный комиссар Петр Иванович Мазепов, начальником штаба фронта - генерал-майор Георгий Федорович Захаров.
      Штаб фронта располагался в поселке Свень, а его тыловые управления находились в Карачеве. В состав фронта входили 50-я армия (8 стрелковых дивизий и одна кавалерийская), командующий генерал-майор Михаил Петрович Петров, и 13-я армия (8 стрелковых дивизий, две кавалерийских и одна танковая), командующий генерал-майор К.Д. Голубев.
      Полоса действий Брянского фронта достигала в ширину 230 км. Справа действовали войска Резервного фронта. Левым соседом был Центральный фронт...
      10 ноября 1941 года фронт был расформирован, а 18 декабря того же года восстановлен. Командующим фронтом стал генерал-полковник Л.Т. Черевиченко, членом Военного Совета - корпусной комиссар А.Ф. Колобяков, начальником штаба фронта - генерал-майор А.Ф. Калпачки. В дальнейшем фронтом командовали генералы Ф.И. Голиков, К.К. Рокоссовский, М.Е. Рейтер, а в дни боев за Карачев (1943 год) - генерал-полковник М.М. Попов, член Военного Совета генерал-лейтенант С.И. Панков, начальник штаба фронта генерал-майор Л.М. Сандалов. И только после освобождения Брянщины 10 октября 1943 года Брянский фронт был упразднен...
      30 сентября 1941 года началось общее наступление на Москву. Танковые и моторизованные части врага, развивая наступление, к вечеру 1-го октября заняли Комаричи и Севск. Из района Севска 24-й танковый корпус развил наступление на Орел, 47-й танковый корпус - на Карачев, Брянск, 3-го октября немцы заняли Орел, глубоко охватив войска Брянского фронта с востока.
      С первых дней на дальних подступах к Москве началось сооружение трех оборонительных полос в зоне действия Брянского фронта.
      Было создано 5-е (переименованное впоследствии в 51-е) полевое строительное управление НКВД. Возглавил это управление генерал-майор М.М. Мальцев, впоследствии Герой Социалистического труда, лауреат Государственной премии. К сооружению этих укреплений были привлечены москвичи. Карачевский район выделил для строительства более трех тысяч человек и 1000 лошадей, практически в их строительстве принимало участие все трудоспособное население. В пределах Карачевского района до сих пор сохранился противотанковый ров, заросший кустарником и деревьями. Ров этот прорезал почти весь район от села Зеленино, на запад через Коптилово Верхопольского сельского совета и далее через Брянский район.
      Приказом командующего Брянским фронтом А.И. Еременко ответственным работникам области и районов за успешное и своевременное окончание строительства оборонительных сооружений была объявлена благодарность, в том числе Алексею Ильичу Юдину - первому секретарю Карачевского райкома ВКП(б).
      Оборона Орла была возложена на Военный Совет Орловского военного округа. Командование округом проявило беспечность, в результате город Орел попал в руки врага без боя – по свидетельству Гудериана, когда в Орел ворвались танки, то в городе ходили трамваи. В руках врага оказался важный административный центр, крупный узел железных и шоссейных дорог.
      Для обороны Карачевского района была создана группа войск в составе частей 194-й стрелковой дивизии (командир полковник Д.К. Мальков) и 108-й танковой дивизии под общим командованием генерал-лейтенанта М.А. Рейтера и бригадного комиссара В.Е. Макарова. Группа получила задачу занять оборону на подступах к Карачеву, на рубежах Малая Бошинка-Рудаки (протяженностью 15 км), фронтом на юг и юго-восток. Не успели части дивизии выйти на рубежи обороны, как с ходу вступили в бой.
      Противник наступал на Карачев с юго-востока силами четырех мотополков 47-го механизированного корпуса. В течение двух суток гитлеровцы непрерывно атаковали, бросали в бой новые части, но не смогли прорвать оборону.
      "Как и следовало ожидать, - вспоминал участник боев за Карачев Герой Советского Союза полковник Рафаил Исаевич Мильнер, - утром 6 октября немцы предприняли новую атаку. На широком фронте двигались танки, за ними - темно-зеленые цепи гитлеровцев. Пулеметным огнем пехота была отрезана от танков. В десятом часу утра большая группа бомбардировщиков снова бомбила Карачев. Бой разгорелся слева от нас. Стало ясно, что немцы обошли нас. В полдень 6 октября мы получили приказ выйти из боя. Естественно, что оставаться в "мешке" около города, который сам оказался во вражеском кольце, было нецелесообразно".
      Как вспоминал командующий Брянским фронтом генерал, а впоследствии Маршал Советского Союза А.И. Еременко, вечером 5-го октября ему доложили, что противник ворвался на южную окраину Карачева, но северная и западная окраины города еще удерживались нашими частями. Мост через Снежеть был взорван, и противник не мог сразу пройти по шоссе из Карачева на Брянск. И только 6-го октября, когда Карачев оказался полностью в руках противника, немецкие танки устремились с востока на Брянск. В тот же день Брянск оказался в руках врага.
      В боях за Карачев гитлеровцы понесли тяжелые потери, был уничтожен полностью эсесовский полк, захвачено знамя этого полка, документы и имущество штаба.
      Наши части укрылись в лесах. В одну из ночей группа разведки 299-го артиллерийского полка во главе со старшим лейтенантом И.И. Дегтяревым пробралась в оккупированный Карачев. После выполнения задания разведчики на окраине города разгромили небольшую колонну немцев. Около 30 убитых и раненых фашистов осталось лежать на земле, а разведчики без потерь вернулись в свою часть.
      Лесными тропами, по бездорожью, через леса и болота части дивизии выходили из окружения в направлении на Белев, прорвав оборону противника на дороге Карачев-Хвастовичи в районе Гутовского лесозавода.
      После взятия Брянска 43-й армейский корпус немцев 2-й танковой армии, обойдя Брянск с севера и продвигаясь к Карачеву, стремился соединиться с частями 47 механизированного корпуса, занявшего Карачев, и завершить окружение войск Брянского фронта. Отступление соединений 50-й армии прикрывала 258-я стрелковая дивизия, усиленная танковой бригадой (командир дивизии комбриг Кузьма Петрович Трубников). Сдерживая гитлеровцев, части армии двигались к реке Рессета.
      12-го октября дивизия получила приказ занять оборону на рубеже Пасека-Большая и Малая Голынки. Особенно отличился в этих боях 999-й стрелковый полк (командир полка полковник А.Я. Веденин, впоследствии генерал-лейтенант, комендант Кремля) и 991-й стрелковый полк (командир полка полковник Д.П. Подшивалов). Утром 14 октября 999-й полк овладел поселком Гутовский лесозавод. В прорыв были введены части 50 армии, находившейся в окружении. С тыла их прикрывали подразделения 991-го полка.
      Благодаря мужеству и героизму бойцов и командиров 258-й стрелковой дивизии 50-я армия вышла из окружения и, получив незначительные подкрепления, 21-го ноября вступила в бой с частями 47 танкового корпуса уже на подступах к Туле, вопреки утверждениям Гудериана (в книге "Воспоминания солдата") о том, что 50-я армия капитулировала 17 октября.
      В боях на реке Рессета погиб командующий 50-й армией генерал-майор Михаил Петрович Петров. Он был ранен в обе ноги. Раненого генерала оставили в глухой деревеньке Голынке под надзором врача и медсестры в доме крестьян Новокрещеновых. У раненого генерала началась гангрена. С помощью пробиравшихся на восток красноармейцев Петрова перенесли на заброшенный лесопункт в 7 км от деревни. Но гангрена усиливалась. Было решено отвезти его в Карачев, где среди врачей районной больницы были верные люди. Сам Петров не одобрил этого решения. Состояние его резко ухудшалось, и вскоре Михаил Петрович скончался. Там же, на лесопункте, в середине ноября 1941 года его и похоронили. В 1956 году останки Героя Советского Союза М.П. Петрова были перенесены в Брянск на городское кладбище, где ему и установлен памятник.

***

      Потянулись долгие месяцы фашистской оккупации. Первый же день в захваченном городе гитлеровцы отметили массовыми убийствами партийных и советских работников. Прямо на центральной улице был застрелен редактор районной газеты "На социалистической стройке" Никаненок. На глазах у жителей города фашистские палачи разорвали танками работника Карачевского горторга Горчакова. Дико глумились гитлеровцы над директором хлебокомбината Зюриным. Истерзанного пытками, залитого кровью фашистские бандиты бросили его под гусеницы танка. Несколько позже были расстреляны работник районного финансового отдела Н.И. Золотарев и старый коммунист, инвалид гражданской войны Домогацкий.
      Жертвами фашистских палачей стали железнодорожники Пугачев, Казак, Митлюгин, кузнец Васильчиков. Лесник Кондратов был повешен только за то, что пустил ночевать прохожего человека - это рассматривалось как связь с партизанами. Оккупанты не щадили ни стариков, ни детей. За чтение советской листовки они расстреляли Федю Третьякова, Колю Логинова и Гришу Одевкина. За неподчинение немецким властям была расстреляна жительница деревни Кочержинка Александра Алексеевна Ноздрачева.
      За несколько дней гитлеровцы разграбили город. Бандиты вламывались в квартиры, забирали наиболее ценные вещи. В первую же неделю немцы расстреляли свыше 50 граждан. Несколько сот человек были арестованы гестаповцами.
      Концентрационные лагеря, виселицы, душегубки, застенки гестапо, пытки и расстрелы, грабежи и насилие - вот что принес карачевцам гитлеровский "новый порядок".
      На окраине города немецкие власти вывесили объявление: "Вход и въезд в город, а также выход и проезд из города только по улице Юрасовой. Лица, нарушающие это, будут строго наказаны". А у моста (Юрасовского) еще одно объявление с надписью: "Виновные будут расстреляны".
      О зверствах гитлеровцев свидетельствует первый акт, составленный по просьбе жителей и опубликованный в газете Брянского фронта "На разгром врага". Вот этот документ: "За время немецкой оккупации с 5 октября 1941 года по 15 августа 1943 года в городе Карачеве немецко-фашистские изверги чинили над населением города издевательства, пытки, расстрелы. Зимой 1941-1942 годов немцы повесили братьев Нестеровых, а семьи их расстреляли за то, что они активно боролись в 1918 году за установление Советской власти. 10 октября 1941 года немцы расстреляли сто человек из советского актива интеллигенции, в том числе профессора Левина. 2 мая 1942 года расстреляли 260 человек.
      За 22 месяца оккупации немецко-фашистские бандиты расстреляли и повесили более 1000 человек.
      Городское население буквально голодало, получали по 100-150 граммов хлеба в сутки. На рынке продукты продавать было запрещено. Медицинская помощь отсутствовала. На почве недоедания и отсутствия медицинской помощи зимой 1942-1943 годов развились повальные болезни, от которых погибло много населения.
      Начиная с 5-го августа 1943 года немецко-фашистские бандиты приступили к уничтожению города. Все здания взрывались специальными командами, а что не успели взорвать - сжигалось. В городе из 1850 домов в настоящее время осталось не более пятидесяти, случайно уцелевших. Не осталось ни одного предприятия, учебного заведения, театра, клуба.
      В период оккупации население систематически вывозилось немцами в Германию. В мае 1943 года все население рождения 1917-1926 годов, было подвергнуто регистрации и медицинскому осмотру, и все, признанные годными, вывезены в рабство в Германию. При отступлении немцев оставшееся население под силой оружия угонялось в Германию, и лишь немногим удалось избежать лап немецких людоедов".
      13 декабря 1942 года командование Рогнединской партизанской бригады радировало Д.М. Попову, секретарю Смоленского обкома ВКП (б), начальнику Западного штаба партизанского движения: "Товарищу Попову. (На железной дороге) Карачев-Брянск усилилось движение поездов с хлебом, мясом, скотом, сеном, соломой. В Карачеве на базаре немцы отбирают у крестьян продукты, привозимые на базар. Пропуска на базар даются старостами селений. Петрунин".
      Но не страх, жгучую ненависть посеяли фашисты в сердцах нашего народа. Карачевцы не покорились, они вели тайную войну против гитлеровцев.
      Неслучайно, где-то в районе Мальтина или Песочни немцы написали на большом щите такое объявление: "Внимание! Опасность - партизаны! Строго воспрещается для гражданского населения, а также военным появляться в районе западнее дороги Карачев-Рессета. Всякий, кто появится в запретном районе будет расстрелян. Местная комендатура Карачева".
      На территории Карачевского района действовал партизанский отряд имени Котовского. В окрестностях деревень Суханка, Мылинка, Философов завод партизаны систематически уничтожали живую силу противника, технику врага, взрывали железнодорожные и шоссейные мосты, минировали дороги. Уже 14 октября 1941 года в районе города Карачева группа партизан этого отряда в количестве 8 человек напала на часовых, охранявших помещение, в котором находилось 100 человек пленных красноармейцев; уничтожив 3 часовых и еще 17 спавших немецких охранников, группа освободила всех пленных красноармейцев...
      Сравнительно за короткий срок партизаны этого отряда пустили под откос 4 вражеских эшелона с техникой и живой силой противника, уничтожили три паровоза, 36 вагонов, 12 платформ, 311 немецких солдат и офицеров и 24 грузовых автомашины.
      В информации Орловского обкома партии от 15 марта 1942 года о боевой деятельности партизан говорилось, что в области действует 65 партизанских отрядов с общим количеством около шести тысяч человек. Они громили фашистов в районах Орла, Брянска, Карачева, Орджоникидзеграда, Дятькова, Людинова, Жиздры, Трубчевска, Клинцов, Новозыбкова.
      На территории района действовал подпольный райком ВКП (б). 12 октября 1942 года бюро Орловского обкома ВЛКСМ приняло постановление о создании окружкомов комсомола на территории, временно оккупированной фашистскими захватчиками. Такой окружком был создан в городе Карачеве. В его состав вошли районы — Сосковский, Шаблыкинский, Хотынецкий, Урицкий.
      В тылу врага выходило 14 партийных и партизанских газет. Органом Карачевского РК ВКП (б) была газета "За победу". Но за годы оккупации вышел всего один номер этой газеты - 5 апреля 1943 года.
      На территории Верхопольского сельсовета и прилегающих к нему сельсоветов действовали отряды имени Ворошилова, имени Котовского, имени Пархоменко, входившие в партизанскую бригаду имени Кравцова под командованием легендарного Дуки.
      Особенно активизировалась борьба партизан в 1943 году. Партизанская бригада имени Кравцова только за 20 дней марта на железной дороге Брянск-Орел подорвала железнодорожное полотно в 25 местах. 3 марта большая группа партизан бригады под руководством Мартынова и Воронина на шоссейной дороге Брянск-Орел взорвала 2 моста, взяла в плен 45 солдат противника, захватила 39 винтовок и 4 ручных пулемета. В селе Верхополье располагался крупный немецкий полицейский гарнизон. Было принято решение разгромить его. Была создана сводная группа бригады под общим руководством командира бригады Дуки. Группа совершила трудный переход по зимнему бездорожью в 60 км. 5 марта в 2 часа ночи село было плотно блокировано. Операция началась. Шел снег. Партизаны в белых маскхалатах подошли вплотную к деревне. Дорога на Карачев была перекрыта. Партизаны сняли часовых, подавили огневые точки противника и ворвались в деревню. Бой за школу, где располагались основные силы противника, был коротким: часть полицаев была уничтожена, часть взята в плен.
      После непродолжительного боя было захвачено здание сельсовета, где располагалась немецкая команда и штаб гарнизона. В штабе был взят в плен немецкий майор Вольфган фон Шрадер, приехавший инспектировать гарнизон. Его мундир украшал "Железный крест". В бою было убито 87 гитлеровцев и полицаев, 60 - взято в плен, захвачено два станковых пулемета, несколько ручных, десятки винтовок и автоматов, много боеприпасов, продовольственная база и вещевой склад, а также ящик с секретными документами.
      В ночь с 13 на 14 марта 1943 года партизанская группа под командованием батальонного комиссара Чернова из отряда Кравцова разгромила гарнизон немцев в пос. Красные Дворики, на дороге Карачев-Брянск. Партизаны уничтожили узел связи, сожгли гараж с двумя легковыми и четырьмя грузовыми автомашинами, конюшню с полтора десятком лошадей, убили 50 солдат и офицеров.
      Другая группа партизан этого же отряда под командованием Сидорюгина взорвала мост через реку Велемья на шоссейной дороге Брянск-Карачев. Группа уничтожила 20 человек охраны.
      В феврале 1943 года партизанскими диверсионными группами были заминированы многие участки железной дороги Брянск-Карачев, в результате чего движение составов по этой дороге в значительной степени было парализовано.
      В ночь на 15 марта отряд под руководством Дуки и комиссара Ларичева разгромил гарнизон в деревне Прилепы. 250 гитлеровцев было уничтожено. Тогда же 15 марта в селе Ровны командир взвода Тарусин из ручного пулемета сбил фашистский самолет "Фокке-Вульф". 20 марта того же года группа отрядов бригады разгромила гарнизоны в Козинках, Большом Акулове, Речице.
      В мае 1943 года, партизанами были выведены из строя действующих ряд дорог, в том числе железная и шоссейная дороги на участке Брянск-Карачев. Партизаны разгромили на железнодорожном участке Брянск-Карачев три гарнизона железнодорожной охраны, а на шоссейной дороге Брянск-Карачев взорвали два моста.
      В период подготовки немецкого наступления летом 1943 года усилилась разведывательная и диверсионная деятельность партизан. Штаб партизанского движения на Центральном фронте (начальник штаба Матвеев) предписывал командирам партизанских отрядов усилить боевую и диверсионную деятельность отрядов на железных, шоссейных и грунтовых дорогах на участках Орел-Брянск, Брянск-Рославль и других, насадить разведывательную и диверсионную агентуру в городах Орел, Карачев, Брянск, Унеча, Почеп и других. Очень важно было знать о передвижении вражеских войск в прифронтовом районе. В Брянске, Карачеве, Орджоникидзеграде действовало 74 разведчика бригады имени Кравцова. В дальнейшем число их возросло до 262. Только на железнодорожных станциях Брянск и Карачев их было 71. Руководимые чекистами группы действовали в Брянске, Карачеве, Стародубе, Навлинском, Брасовском, Комаричском, Севском и других районах.
      Разведывательно-диверсионная группа, которой командовал Василий Васильевич Мартюшин подорвала 8 воинских эшелонов, уничтожив при этом 8 паровозов и 95 вагонов и платформ с техникой и живой силой врага, 6 автомашин с боеприпасами.
      Летом 1942 года в Карачеве была создана подпольная организация. Объединяла она около 20 человек. Членов ВКП (б) в группе не было, но насчитывалось 10-12 комсомольцев. Организация была связана через разведчиц-маршрутниц Катю Сафронову и Шуру Короткову с партизанским отрядом имени Кравцова, непосредственно с Петром Степановичем Кнышем, родственником руководителя группы учительницы Александры Васильевны Панкратовой.
      Петр Кныш поставил перед подпольщиками задачу – сбор разведывательных данных, распространение листовок и т.д. Подпольщики передавали в отряд сведения о передвижении немецких войск, о движении эшелонов с живой силой и техникой, о расположении вражеских объектов. Пользуясь данными подпольщиков, советская авиация, начиная с зимы 1942 года, систематически бомбила военные объекты немцев, расположенные в районе Карачева.
      Группа имела радиоприемник, слушала Москву, записывала сводки Совинформбюро и распространяла их среди населения. Подпольщики расклеивали листовки, ставили специальные штампы на немецких объявлениях и приказах с надписями "Смерть фашистам!", "Красная армия победит" и другими.
      Значение группы возросло в период подготовки немцами наступления в районе Орловско-Курской дуги. Немцы везли через Карачев массу военной техники. По железной и шоссейной дорогам непрерывным потоком шли на фронт эшелоны с войсками и техникой, колонны грузовиков, танков, самоходных пушек. Подпольщики день и ночь вели наблюдение за дорогами, считали и передавали в отряд эти разведданные.
      Помимо сбора разведданных подпольщики спасали, население от угона в Германию, доставали через врачей-патриотов справки о болезнях парней, намечаемых к отправке, прятали их или переправляли в партизанские отряды.
      В состав группы входили Мария Собакина, Инна Карева (племянница А.В. Панкратовой), Прасковья Боровитина, Татьяна Артюхова, Валерий Симонов, Владимир Коробов, Екатерина Потапова, Григорий Одевкин, Алексей Сафонов, Михаил Кадикин, Валентин Симонов, Юрий Марченко, Виктор Сафонов, Владимир Ерохин, Владимир Хорьков, Иван Кольцов, Гурий Маринин, Шура Журавлева, Катя Шейко, Леля Стрелкова.
      В марте 1943 года, после 6-месячной работы, в результате предательства группа была провалена, большинство этой группы были арестованы немецкой тайной полевой жандармерией (ГФП). Начались допросы, пытки... После непродолжительного следствия большая часть подпольщиков была расстреляна, часть отправлена в Германию. Незначительная часть сумела избежать ареста.
      Сумел скрыться и Володя Хорьков. Он работал в городской управе, затем по заданию руководства подполья перешел в полицию. Используя свое положение, Хорьков добывал секретные сведения, бланки документов, составлял списки предателей. К нему заходили связные, добытые данные переправлялись в отряд. Но после провала организации он вначале скрывался в Карачеве, затем пошел в сторону Орла, в надежде перейти к своим через линию фронта. Но в селе Мешково Урицкого района его опознал следователь Хотынецкой полиции Казеннов. Владимир Хорьков был арестован, отправлен в Карачевскую жандармерию и вскоре был расстрелян. До 1959 года скрывался предатель, но не ушел от расплаты: его судили в Хотынце и приговорили к расстрелу.
      Жители города и района оказывали всяческую помощь народным мстителям. Житель Новгородского сельсовета Сергей Фетисович Нужнов имел постоянную связь с партизанами. Он доставлял им продукты, снаряжение, передавал разведданные...
      Жители Ревенского сельсовета Константин Лужецкий и Екатерина Юровская вели разведывательную работу, доставляли партизанам продукты. Отважные патриоты были схвачены фашистами и расстреляны.
      За связь с партизанами был расстрелян директор Малолукской семилетней школы Дмитрий Гаврилович Сычев. Вместе с ним была расстреляна колхозница М. Герасимова.
      Активно участвовали в борьбе против фашистских захватчиков девушки-школьницы Вера Передельская и Наташа Конина. Наташа была разведчицей отряда имени Жданова бригады "Смерть немецким оккупантам". Она часто ходила в Карачев, собирала ценные сведения. В Карачеве останавливалась у Веры Юрковой (сейчас Шенюк). С помощью Веры из лагеря военнопленных в партизанский отряд бежала большая группа наших солдат. Вера помогала доставать необходимые для отряда медикаменты.
      Наташа Конина вспоминает об этих событиях: "Жители показывали дорогу, объясняли, как обойти немецкий пост, предупреждали, в какой дом нельзя заходить. Были случаи, когда я проходила через село, в котором были немцы, но никто не выдал меня, хотя знали, что я из отряда, так как видели меня несколькими днями раньше в этом селе вместе с партизанами. Наоборот, они старались дать знать нашим ребятам, что все обошлось благополучно и что я ушла в Карачев".
      В конце 1942 года фашистские гарнизоны в Карачеве и Брянске систематически бомбили наши самолеты на основе данных подпольщиков. Для корректировки бомбовых ударов нашей авиации в Карачев была заброшена разведчица Брянского фронта Аня Чинарева с радиостанцией. Долгое время она была неуловима. Но однажды она все-таки была схвачена в одном из подвалов жилого дома по улице Свердлова. Разведчицу долго пытали, но она так и не назвала своего имени. А имя ее стало известно только тогда, когда были опубликованы записки разведчицы. Автор книги - Анастасия Григорьевна Бородкина.
      Многие карачевцы сражались с врагом в партизанских отрядах, иногда целыми семьями. Иван Семенович Горелов создал в Верхопольском сельсовете партизанскую группу и привел ее в отряд имени Суворова. В апреле 1942 года Иван Семенович Горелов возглавил группу партизан в налете на немецкий гарнизон в Гоще. Гарнизон был разгромлен - много гитлеровцев было уничтожено, было захвачено 3 пулемета, 80 винтовок, боеприпасы и продовольствие. Вместе с ним воевал и его 14-летний сын Станислав, ставший отличным разведчиком отряда. Вместе с сыном И.С. Горелов участвовал во взрыве Синезерского моста. Станислава выдал предатель, его схватили, пытали, но юный патриот погиб как герой. Дочери И.С. Горелова - Полина и Валентина - сражались на фронтах, старший сын Алексей тоже партизанил.
      Партизанскими вожаками были Василий Ефимович Каплин (бывший председатель Карачевского райисполкома), Иван Васильевич Бакеркин (бывший председатель Карачевского райисполкома), Семен Максимович Давыденко (бывший заместитель председателя Карачевского райисполкома). Били в тылу врага Валентин Павлович Ходосов, Николай Петрович Поляков, Владимир Наумович Гуревич, Екатерина Игнатьевна Савченкона (Тучкова) и многие другие. А Иван Федорович Рябыкин командовал партизанским отрядом в бригаде Яношика (Чехословакия). В отряде было около 400 человек. В феврале 1945 года отряд соединился с частями Красной Армии. На территории Карачевского района воевал сын Кавказских гор Адулгерий Бекирович Газанов. Его отряды имени Пархоменко, а затем "Смерть немецким оккупантам" провели много боевых операций по разгрому вражеских гарнизонов в селах Карачевского и Навлинского районов.
      Гитлеровцы не в силах были сломить сопротивление и упорство партизан, поэтому они вымещали свою злобу на мирных жителях. 24 октября 1943 года в деревне Хацунь Верхопольского сельсовета несколько красноармейцев, выходящих из окружения, напали на конвой фашистов и освободили группу военнопленных. А через несколько часов в деревню ворвались каратели. Фашисты согнали в одно место жителей деревни и беженцев из Брянска и других мест и расстреляли всех из пулеметов. 318 человек - женщин, детей, стариков – были убиты, а деревня сожжена. Только три человека спаслись в чаще леса: четырнадцатилетний Женя Кондрашов, Афанасий Иванович Акулов и Афанасий Николаевич Кондрашов. Они-то и поведали миру о чудовищной расправе гитлеровцев над беззащитными людьми.
      За рекой Снежеть, недалеко от моста на Юрасово, немцы создали гетто, куда согнали всех евреев города - более двухсот человек. Среди них было много женщин, детей, стариков. Многие из них умерли голодной смертью.
      В день освобождения Карачева старый рабочий Константин Федорович Передельский рассказывал воинам-освободителям: "Провинившихся били особыми плетьми. Эта плеть имела на конце мешочек, наполненный песком. И все это сооружение перед поркой смачивалось в воде, чтобы ощутимее были удары. Редко, кто выдерживал пытку такой плетью".
      В Никольской церкви был лагерь советских военнопленных. Церковь была огорожена колючей проволокой. Вне отапливаемой церкви содержались наши пленные солдаты. Трудно сказать, сколько умерло от морозов, от голода, от болезней.
      В районе Карачева в плен был взят солдат 234 полка 56 немецкой пехотной дивизии Вальтер Герлах. На допросе он сообщил: "В июле этого года я был в лагере для военнопленных в городе Карачеве. Мы сопровождали туда партию пленных. Лагерь расположен в овраге. За колючей проволокой находится несколько сот русских пленных красноармейцев и гражданских лиц, в том числе и женщин. Заключенные строят дороги. Не знаю, что им дают на питание, но большинство заключенных едва волокут ноги". Далее пленный рассказал о ряде случаев расстрела немцами пленных красноармейцев. "Недавно наш полк взял в плен 20 русских. На допросе они были избиты, а затем расстреляны. Бывший командир нашего полка полковник Кизиг однажды допрашивал пленных, и, не удовлетворившись ответами, пристрелил 6 пленных красноармейцев".
      Вот так гитлеровские палачи устанавливали свой пресловутый "новый порядок". Но народ не покорился, народ боролся и верил, что час возмездия наступит.



***

      В начале августа 1943 года в результате стремительного наступления наших войск на Орловско-Курской дуге был освобожден город Орел. Советские войска устремились к Брянску.
      Именно в это время к воинам Брянского фронта обратился с призывом известный писатель и фронтовой журналист И.Г. Эренбург: "Скоро мы увидим брянские леса. Незачем там ходить фрицам. Пора и честь знать. На крутом берегу стоит древний Брянск, он ждет русскую армию.
      Друг, боец, русские города перед тобой - Мценск и Карачев. Брянск и Трубчевск...".
      Жаркие бои с превосходящими силами противника развернулись на рубеже Шахово-Богородицкое, а затем Алымово-Кочержинка-Дроново. Это были подступы к Карачеву. Немцы упорно, с ожесточением обороняли свои рубежи. Но наши войска с ходу прорвали первую полосу обороны немцев на рубеже Алымово-Кочержинка-Дроново.
      Около Карачева гитлеровское командование предприняло попытку остановить наступление наших войск. Они заранее подготовили оборонительный рубеж, так называемый "Карачевский обвод". Гитлеровское командование судорожно цеплялось за Карачевские оборонительные укрепления. Полковник запаса летчик Вячеслав Арсентьевич Тимофеев в повести "Товарищи летчики" рассказывает: "Дивизия перелетела на аэродром "Конь стальной" и начала летать в район города Карачева, где закрепился враг.
      — Довольно с меня наведения, теперь буду летать, - говорю комдиву.
      — Под Карачев? А знаете ли, полковник, что там около ста зенитных батарей, а под Брянском сосредоточена вся истребительная авиация немецкой группировки.
      ... Наша шестерка, выдерживая правильный интервал и дистанцию, обходит Карачев. Сквозь пыль и дым с трудом просматриваются израненная земля, взорванный мост. Вдоль полотна железной дороги тянется шоссе. Смерть подстерегает повсюду. Она на крыльях "Фоккеров", которые сейчас черным вороньем кружатся над нами и уже ведут бой с истребителями прикрытия. Каждый снаряд зенитки может быть роковым для любого из нас...
      Слева дымящиеся развалины Карачева, за ним стоят в ряд замаскированные батареи. Вспышки выстрелов выдают их расположение. За нашей группой тянется облако искрящегося черного дыма - спутника смерти, как называют летчики разрывы зенитных снарядов.
      Такого массированного огня мне не приходилось еще видеть".
      Противник оборонял город силами 8-й и 18-й танковых дивизий, 25-й механизированной дивизии, 78, 26, 253 и 34 пехотных дивизий.
      12 августа к ночи советские войска с боями вышли на близкие подступы к Карачеву. Немцы надеялись задержать наступление наших войск.
      Фашистское командование придавало важное значение обороне Карачева, ибо он был важным стратегическим пунктом во всей системе немецкой обороны. Карачев - важный узел дорог. Здесь пересекаются дороги на Брянск, Орел, Навлю, Севск, Дмитровск, Волхов, Шаблыкино. Неудивительно, что немцы отчаянно сопротивлялись, неоднократно предпринимали контратаки крупными силами пехоты и танков.
      В нескольких километрах от Карачева они создали ряд промежуточных оборонительных рубежей с системой траншей, проволочных заграждений, противотанковых рвов, с блиндажами и укрытиями для живой силы и техники. На окраинах сел, где находились опорные пункты, они закопали в землю танки, превратив их в доты. Подступы к Карачеву и к опорным пунктам были заминированы. Гитлеровское командование отдало строгий приказ: сражаться до последнего солдата. В ходе боев за Карачев немецкая группировка непрерывно пополнялась свежими силами.
      "Три дня в районе Карачева, - сообщалось в оперативной сводке Совинформбюро, - происходили ожесточенные бои за высоты, прикрывающие подступы к городу. Стремясь удержать любой ценой эти решающие позиции, противник ввел в бой свежие резервы пехоты и танков. Наши гвардейские подразделения сломили сопротивление немцев, штурмом заняли высоты и, преследуя разгромленного противника, ворвались на улицы Карачева".
      Особенно упорные бои шли в районе деревень Одрино, Аксиньино, Сумароково, Яковлево, Алымово и в районе шоссейной дороги Карачев-Орел. Немцы упорно обороняли очень важную высоту 246,1 на шоссе Карачев-Орел. Высота эта господствовала над всей местностью в радиусе 10-15 км. На этой высоте противник имел свыше двух батальонов пехоты, до 15 противотанковых орудий, до 20 танков. На скатах высоты для прикрытия флангов в землю были закопаны танки и самоходные орудия "Фердинанды".
      Из районов Масловка-Барановка и Вишневка-Глыбочка оборона высоты поддерживалась артиллерийским огнем. Подступы к ней были заминированы. Два бронепоезда прикрывали высоту огнем своей артиллерии.
      В боях за высоту немцы предприняли несколько контратак, в которых участвовало до 20 танков. Наши подразделения, закрепившись на северных и южных скатах высоты, к вечеру 14 августа взяли ее вершину.
      Первыми ворвались на гребень высоты бойцы роты гвардии младшего лейтенанта Кузнецова из батальона гвардии капитана Желтышева. По приказу гвардии полковника Василенко гвардейцы водрузили на высоте знамя полка.
      Противник отошел к Карачеву. С высоты взорам советских воинов предстало страшное зрелище: город был окутан клубами черного дыма, языки пламени поднимались к небу, до слуха бойцов доносились глухие раскаты взрывов - то фашисты творили свое черное дело, вымещали свою злобу на многострадальном Карачеве. Гневом наполнялись сердца воинов, ненависть к врагу звала их вперед, и они рвались в бой, вперед, к Карачеву, где немцы еще надеялись укрепиться и удержать город в своих руках.
      Потеряв командную высоту, гитлеровцы стремились любой ценой перекрыть нашим частям путь к окраинам города. Наше наступление велось с трех сторон: с северо-востока, востока и юго-востока. С северо-востока к городу подошли части 369-й стрелковой дивизии под командованием полковника Хазова и 238-й дивизии полковника Красноштанова (в районе кирпичного завода, ныне здесь завод "Электродеталь").
      С востока части 84-й гвардейской стрелковой дивизии полковника Петерса подошли к деревне Грибовы Дворы. Подразделения товарища Скрынника, наступавшие южнее, тоже подошли к окраинам города. К исходу 14 августа сопротивление гитлеровцев в основном было сломлено. В течение 14 августа наши войска под Карачевом освободили 60 населенных пунктов, в том числе районный центр Шаблыкино, деревню Аксиньино, поселок Посадский, деревню Барановка, Масловка и другие.
      Особенно упорные бои развернулись за Карачев в ночь с 14-го на 15-е августа.
      15-го августа в 4 часа 20 минут на улицы Карачева ворвался передовой отряд 84-й дивизии под командованием гвардии капитана Багуты. Это событие подтверждает очень интересный документ: "Акт. Мы, нижеподписавшиеся, гвардии капитан Багута, гвардии лейтенант Георгиевский, гвардии старший сержант Бабин, гвардии красноармеец Субботин и жители Советской улицы города Карачева Клисцов Алексей Иванович, Чернышова Анна Захаровна составили настоящий акт о том, что 15 августа 1943 года в 4 часа 20 минут в город вошел передовой отряд советских воинов. С сего числа считаем город Карачев советским". Подписи.
      Акт заверен печатью 84-й гвардейской стредковой дивизии. Хранится в Центральном архиве Министерства обороны СССР.
      В 5 часов утра все подразделения товарищи Василенко, Скрынника и Богачева из 84-й гвардейской стрелковой дивизии (командир дивизии гвардии полковник Георгий Борисович Петерс, Герой Советского Союза) ворвались в город и завязали бои на улицах города. Это были бойцы батальона гвардии старшего лейтенанта Чиберова, роты лейтенанта Дюжинова и капитана Чемрова из батальона капитана Васильева. На улицах города завязались упорные бои. Героями этих боев были гвардейцы-пулеметчики расчетов Половникова и Толочко, стрелки из взводов Белякова и Сидельникова, отделение автоматчиков Парсекова, танкисты из взвода лейтенанта Жука, бронебойщики из взвода гвардии младшего лейтенанта Грачева, артиллеристы из батареи гвардии старшего лейтенанта Сучкова, сотни других бесстрашных воинов.
      Одновременно с северо-востока на плечах противника ворвались в город подразделения 1227-го стрелкового полка (командир полка подполковник Климичев Трофим Прокофьевич) 369-й стрелковой дивизии (командир дивизии полковник Иван Васильевич Хазов) и водрузили флаг над городом.
      В то же время батальон капитана Васильева закрепился на восточной окраине города. Офицер этого батальона старший лейтенант Смоленский водрузил на одном из уцелевших зданий знамя Победы (на улице Первомайской).
      Немцы не выдержали натиска наших войск и бежали по Брянскому шоссе за реку Снежеть. Карачев полностью был освобожден. За шоссейным мостом у деревни Рясник немцы попытались организовать оборону, но были выбиты с занимаемых позиций, отступили к Брянску и закрепились за рекой Велемья. А наши войска захватили мост через реку Снежеть, переправили артиллерию, овладели деревнями Бережок, Затинная, Согласие, Подсосонки и завязали бои в районе деревень Бойково, Мазнево, Волково. На рассвете 16 августа между деревнями Бойково, Рудаки, Власовка при массированном налете вражеской авиации произошел танковый бой, в котором участвовало более тридцати танков. Танкисты 10-й танковой бригады уничтожили 10 танков и 6 орудий. Противник отступил. 16-го августа наши войска продвинулись вперед от 8 до 10 км, заняли деревни Мокрое, Малые Луки, Бойково, Волково, Куприно.
      Интересны воспоминания И.Г. Эренбурга о первых днях после освобождения Карачева. В книге "Война" в главе "Лето 1943 года" он пишет:
      "Передо мной стоят три немца, старшему сорок два года. Это обозники из ремонтных мастерских. Они жили безбедно в Карачеве. Вдруг им сказали: "Время воевать". Их повезли на фронт. К удивлению фрицев поездка была недолгой. Они вздыхают: "Мы думали, что фронт от нас в девяноста километрах, а фронт оказался рядом... Боже мой, в Карачеве все потеряли голову!". Они стоят и плачут, как малые дети – три седых фрица. Старший, с головой, стриженной бобриком, плача, приговаривает: "Но ведь теперь не зима, теперь лето. Кто бы мог подумать, что русские начнут наступление?". В его голосе скорбь и скрытое недовольство.
      Теперь бы немцам нестись на восток, и вдруг произошло неслыханное - русские двинулись вперед, и жирных обозников погнали из Карачева на передний край. Как это понять?".
      Первым комендантом освобожденного Карачева был назначен командир батальона из 43-го стрелкового полка 16-й гвардейской стрелковой дивизии (командир дивизии генерал- майор П.Г. Шафранов) капитан Семен Дмитриевич Гелашвили.
      В боях за освобождение Карачева принимали участие войска 11-й гвардейской армии (командарм генерал Иван Христофорович Баграмян): 31-я гвардейская стрелковая дивизия (командир дивизии гвардии полковник Иван Кузьмич Щербин), 16-я гвардейская стрелковая дивизия (командир дивизии гвардии полковник Петр Григорьевич Шафранов), 84-я гвардейская стрелковая дивизия (командир дивизии гвардии полковник Георгий Борисович Петерс), 83-я гвардейская стрелковая дивизия (командир дивизии гвардии генерал-майор Я.С. Воробьев), 10-я гвардейская танковая бригада (командир бригады гвардии полковник А.Р. Бурлыга), 159-я гвардейская танковая бригада (командир бригады гвардии полковник С.П. Хайдуков); 11-й армии (командарм генерал Иван Иванович Федюнинский): 238-я стрелковая дивизия (командир дивизии полковник Иван Данилович Красноштанов), 369-я стрелковая дивизия (командир дивизии полковник Иван Васильевич Хазов), 110-я стрелковая дивизия (командир дивизии полковник Сергей Константинович Артемьев), 323-я стрелковая дивизия (командир дивизии полковник Ахтям Мусаллямович Бахтизин).
      В штурме города принимали участие части и соединения 4-й гвардейской танковой армии. В ее составе непосредственно в боях за Карачев принимал участие 10-й гвардейский Уральский добровольческий танковый корпус.
      Авиасоединения 15-й воздушной армии поддерживали боевые действия наших сухопутных войск.
      В боях за город наши части захватили и уничтожили 48 танков, 12 самолетов, 87 полевых и 13 самоходных орудий, 99 минометов, 225 пулеметов, 6500 винтовок, 223 автомашины, 35 тракторов, 16 радиостанций, 150000 патронов, 20000 снарядов, 12 складов с боеприпасами, обмундированием и продовольствием, много другого вооружения и военного имущества.
      Противник потерял убитыми и ранеными около 3500 солдат и офицеров.
      Приказом Верховного Главнокомандующего от 15 августа 1943 года было присвоено наименование "Карачевских" четырем наиболее отличившимся дивизиям:
      В ознаменование достигнутых успехов 16 и 84 гвардейским стрелковым дивизиям, 238 и 369 стрелковым дивизиям, освободившим город Карачев, присвоить наименование "Карачевских", - говорилось в приказе Верховного Главнокомандующего.
      84-я гвардейская Карачевская Краснознаменная ордена Суворова стрелковая дивизия - бывшая 4-я дивизия народного ополчения Куйбышевского района города Москвы. Командовал дивизией в момент штурма Карачева Герой Советского Союза гвардии генерал-майор Георгий Борисович Петерс.
      Дивизия прошла славный боевой путь. Войну завершила штурмом Кенигсберга. После войны дивизия была расформирована. Ее боевое Знамя хранится в Центральном музее Советской Армии.
      16-я гвардейская Карачевская ордена Ленина Краснознаменная ордена Суворова 2-й степени стрелковая дивизия. В дни освобождения Карачева дивизией командовал гвардии полковник Петр Григорьевич Шафранов. Сразу после освобождения Карачева дивизия была награждена орденом Красного Знамени, а ее командир был произведен в генералы и назначен командиром 36-го гвардейского стрелкового корпуса той же 11-й гвардейской армии и награжден орденом Суворова 2-й степени и орденом Британской империи 3-й степени.
      16 гвардейская дивизия - бывшая 247-я дивизия 31 армии, где П.Г. Шафранов командовал 778 артполком. За успешную наступательную операцию в районе Осташкова дивизия стала гвардейской, а в августе 1942 года П.Г. Шафранов был назначен командиром этой дивизии.
      С 36-м корпусом генерал-майор П.Г. Шафранов прошел всю Белоруссию, освобождал Литву. В конце 1944 года П.Г. Шафранов был назначен командующим 31 армией, той армией, в которой служил командиром артполка в начале войны. С этой армией он воевал в Восточной Пруссии, дошел до Берлина и Праги, а 16-я дивизия завершила войну в Пиллау.
      Дивизия наступала на Карачев во взаимодействии с 84-й дивизией полковника Петерса. 43-й и 44-й полки этой дивизии совершили обход города с юга, 46 полк шел на город с юго-востока. Такой маневр и привел к успеху. Опасаясь окружения, немецкие части в панике заметались и начали поспешно отходить. Части дивизии ворвались в город совместно с воинами 84 дивизии.
      369-я Карачевская Краснознаменная ордена Суворова 3-й степени стрелковая дивизия одиннадцать раз отмечалась в приказах Верховного Главнокомандующего. Одиннадцать раз Родина салютовала в честь побед, одержанных 369 Карачевской дивизией. И каждый раз бойцы с гордостью говорили: "За честь города Карачева!". Эти слова они повторяли при освобождении белорусских городов Кричева, Чаусы, Могилева, польских - Варшавы, Тухеля, Хейницы, при форсировании Одера, при взятии немецких городов Мальхина, Барта, Бада, Варина, Ростока.
      Штурмом Карачева руководил командир дивизии полковник Иван Васильевич Хазов.
      238-я Карачевская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова 2-й степени стрелковая дивизия. Командовал дивизией в дни боев за Карачев полковник Иван Данилович Красноштанов, впоследствии генерал-лейтенант. Родился Иван Данилович Красноштанов в 1900 году в семье бедняка. Батрачил, уходил на заработки.
      С весны 1919 года Иван Данилович в Красной Армии. Громил колчаковцев под Иркутском, в Забайкалье и на Дальнем Востоке.
      Осенью 1920 года стал курсантом военно-политической школы. После ее окончания служил в пограничных войсках.
      В 1936 году закончил военную академию РККА. Великую Отечественную войну начал начальником штаба стрелковой дивизии под Москвой. Там же был назначен командиром бригады и награжден орденом Красного Знамени. За бои по освобождению Карачева ему было присвоено звание генерал-майора, он был награжден вторым орденом Красного Знамени.
      После освобождения Карачева дивизия участвовала в боях по разгрому Кировской группировки фашистов, в освобождении городов Белоруссии: Климовичи, Кричев, Могилев, Дзержинск, Белосток. За взятие города Могилева дивизия была награждена орденом Красного Знамени, а ее командир - орденом Ленина. За взятие крепости Осовец – орденом Кутузова 2-й степени, за взятие города Данцига – орденом Суворова 2-й степени.
      Дивизия завершила войну 2 мая 1945 года на Эльбе. Группа солдат и офицеров дивизии во главе с ее командиром И.Д. Красноштановым участвовала в параде Победы на Красной площади в Москве.
      Сотни воинов, отличившихся на подступах к Карачеву, были награждены орденами и медалями. Среди них сорок бойцов и командиров гвардейской минометной части, которой командовал офицер Скирда, удостоенный ордена Суворова 3-й степени. Гвардейские минометчики залпами своих "Катюш" за три дня уничтожили вражескую минометную батарею, батарею шестиствольных минометов, 16 автомашин с боеприпасами и другими грузами, подавили 16 огневых точек, подожгли два танка, отразили две мощные контратаки противника.
      Есть в селе Одрино братская могила. Покоится в ней Герой Советского Союза Александр Павлович Лебедев, уроженец далекой Кемеровской области. Младший лейтенант Лебедев уничтожил к середине 1943 года 307 фашистских солдат и офицеров. В боях за Карачев он уничтожил еще 40 вражеских солдат. Командование Брянского фронта представило его к званию Героя Советского Союза. Но награды Саша Лебедев не дождался - 8 августа в бою за село Одрино он погиб.
      Самоотверженно сражались танкисты. Танковый экипаж гвардии лейтенанта Жука огнем и гусеницами уничтожил вражескую противотанковую батарею. В освобожденном Карачеве ордена Красной Звезды были вручены бронебойщикам гвардии рядовым В. Шиповскому и В. Федичкину. Отважные гвардейцы при отражении контратаки на подступах к городу подбили огнем своих противотанковых ружей по одному фашистскому танку и автомашину.
      Батарея лейтенанта Расторгуева (одно из подразделений 11-й армии) била по вражеской обороне прямой наводкой. Против наших пушек противник бросил танки и "Фердинанды". Два танка были подбиты первыми же залпами, а "Фердинанд" оказался в огневом кольце. Вдруг артиллеристы заметили, что экипаж "Фердинанда" покидает самоходное орудие. Лейтенант Сюзаев, артмастер сержант Донченко и красноармеец Малинин устремились к пушке. Мотор ее работал, 35 снарядов лежали в ящиках. Артиллеристы стали бить по танкам из немецкого орудия, подбили один танк, взорвали склад боеприпасов. Фашисты так были поражены внезапным превращением "Фердинанда" из их защитника в нападающего, что поспешили немедленно отступить.
      В одном из подразделений 84-й гвардейской стрелковой дивизии перед началом атаки выбыл из строя командир взвода. Командир отделения гвардии красноармеец Суханов принял на себя командование взводом и, показывая личный пример храбрости, повел бойцов в атаку. На рассвете 15 августа Суханов одним из первых со своим взводом ворвался в город Карачев и, опрокинув упорно сопротивляющихся автоматчиков, погнал их на запад. В этой схватке лично истребил 8 фашистов и захватил два ручных пулемета.
      Мужество и находчивость в бою проявил писарь роты (31-я стрелковая дивизия) Михаил Алексеевич Воронин. Находясь ночью в роте и видя, что огонь вражеского пулемета мешает боевым действиям подразделения, Воронин выследил местонахождение пулемета и очередью из автомата уничтожил его расчет. Захватив вражеский пулемет МГ-34 и боеприпасы к нему, он благополучно вернулся в расположение части.
      Многие ветераны 238-й стрелковой дивизии стали полными кавалерами ордена Славы: минометчик Александр Быков и рядовой, татарин по национальности, Даян Булатов – участники боев за Карачев.
      Командир 8-й стрелковой роты 247-го гвардейского полка гвардии лейтенант комсомолец Андрей Тихонович Теников... Рота под его командованием одна из первых вошла в Карачев, успешно продвигалась вперед, уничтожая на своем пути вражеский заслон, форсировала реку Снежеть и завязала бой за деревню Бережок. А.Т. Теников был награжден орденом Красной Звезды.

***

      Жители города свято чтут память воинов, отдавших свои жизни за освобождение города Карачева. В центре города сооружен памятник воинам-танкистам 4-й гвардейской танковой армии, погибшим за освобождение города. На высоком бетонном постаменте - танк Т-34, первый ворвавшийся в город. У подножия памятника горит Вечный огонь. Автор памятника архитектор Р.В. Рейшер. На боковых сторонах постамента – чугунные мемориальные плиты с фамилиями погибших воинов. Их четырнадцать. Открыт памятник в 1948 году. В жаркие летние дни, в осеннюю непогоду, в зимнюю стужу и в весеннюю распутицу жители города дарят погибшим воинам цветы. У памятника танкистам в торжественные дни проходят митинги трудящихся города. Школьники проводят здесь свои сборы.
      На городском кладбище установлена монументальная фигура солдата, склонившего в скорбной печали голову над погибшими товарищами. Здесь похоронен гвардии лейтенант Владимир Абрамович Ионосьян. Он погиб в бою на северо-восточной окраине Карачева, так и не узнав, что за бои за город Орел ему присвоено звание Героя Советского Союза.
      Здесь же, в одной могиле с ним, похоронены воины 323-й стрелковой дивизии - всего 154 человека. Вместе со своими бойцами похоронены командир дивизии полковник А.М. Бахтизин и командир полка, подполковник Кирий, подполковник И.А. Сычков и капитан К.Т. Петрунин, майор А.С. Гордеенко и капитан А.Ф. Сергеев, рядовой Крилевский и военнослужащая К.И. Курнякина и многие другие, чьи имена золотом выбиты на мемориальных досках памятника.
      Рядом с памятником советским воинам - другой... Здесь захоронены жители города, расстрелянные гитлеровцами 27 октября 1941 года.
      На территории воинской части города установлен памятник летчикам 569 штурмового авиационного полка. Здесь похоронены капитан Мартынов, сержант Бурвинов, техник-лейтенант Мусиенко и партизаны К.С. Варгин, Плюгин, Митрохин, Герасюк, В. Кузнецов.
      Почти в каждом селении есть памятники погибшим воинам, павшим на полях сражений Великой Отечественной войны. Есть и безымянные могилы...
      Благодаря стараниям красных следопытов школ города и района установлены имена безымянных героев, налажены тесные связи с родственниками погибших на Карачевской земле и воинами, освобождавшими город и район от немецко-фашистских захватчиков.
      С лавную жизнь прожил командир 323-й Брянской Краснознаменной ордена Суворова 2-й степени стрелковой дивизии полковник Ахтям Мусаллямович Бахтизин, татарин по национальности, уроженец Башкирии, Герой гражданской и Великой Отечественной войн.
      В годы первой мировой войны - он полный Георгиевский кавалер. После Февральской революции - он член полкового комитета. В октябре - посланец первого красногвардейского отряда Западного фронта к Ленину, в Смольный. Он участник ареста членов ставки царского Главнокомандования в Могилеве. Участник боев первых отрядов Красной Армии с немцами. В годы гражданской войны не раз встречался с М.В. Фрунзе, В.К. Блюхером, И.Ф. Федько.
      В период войны с Финляндией (1940 год) он командовал стрелковым полком. Был тяжело ранен.
      С первых дней Великой Отечественной войны (1941 год), несмотря на тяжелое ранение, стал проситься на фронт.
      Наконец, его просьба была удовлетворена. Вначале он работал в группе контроля Верховного Главнокомандования под непосредственным руководством К.Е. Ворошилова. Затем был назначен командиром 323-й стрелковой дивизии.
      Начальник штаба дивизии полковник в отставке И.И. Спиридонов вспоминает: "Не без труда выбираемся на какую-то площадь Карачева, где ждала разгадка тайны упорного молчания радиостанции командира дивизии. Еще издали я увидел "Виллис", он, как раненое животное, припал на переднюю ногу - колесо.
      — Подорвался! - защемило сердце.
      Под еле заметными бугорками угадывались мины, наспех заложенные отходящим противником. Осторожно лавируя, подъехали к "Виллису". На земле накрытое плащ-палаткой лежало тело большого по росту человека. По сапогам я еще раз убедился, что передо мной погибший Ахтям Мусаллямович Бахтизин. Вблизи, как бы охраняя покой командира, лежали контуженный радист, шофер, автоматчик и помощник начальника связи по радио капитан Алексюк. Из пяти человек экипаж а "Виллиса" смерть выбрала только одного.
      Я приоткрыл угол палатки и увидел мужественное лицо, бледное, с открытыми глазами. В них застыла невысказанная мысль, оборванная безжалостной смертью.
      С непокрытыми головами стояли мы над телом покойного, и в моей голове мелькнули слова: "Он жил и умер, как боец, как рыцарь без страха и упрека".
      Огромную выдержку, величайшее мужество проявил в боях за Карачев гвардии старший лейтенант Михаил Сергеевич Чертыгашев, начальник штаба мотострелкового батальона 197-й отдельной танковой бригады. Сам он сибиряк, из Красноярского края. Война застала его в пехотном военном училище, где он работал. Много раз подавал он рапорты об отправке на фронт. Наконец, просьба была удовлетворена.
      В боях за Карачев был ранен, но не ушел с поля боя. Незадолго до взятия Карачева был убит осколком разорвавшегося снаряда. Посмертно был награжден орденом Отечественной войны 1 степени.
      Капитана Лахтина Виктора Мартемьяновича война застала на дальневосточной границе. В боях за Москву был ранен.
      1943 год. Гвардии полковник Лахтин В.М. - командир 51 легкоартиллерийского полка. Немцы упорно обороняли Карачев, с отчаянием обреченных бросались в контратаки. В один из дней августа 1943 года командиру полка Лахтину доложили, что в тыл полка прорвались вражеские танки, окружили пятый дивизион.
      С помощью резервного танкового подразделения противник был разгромлен. А утром, на лафете орудия при опущенном полковом знамени привезли в штаб полка его командира - гвардии подполковника В.М. Лахтина.
      На мемориальной доске памятника танкистам первой стоит фамилия гвардии подполковника Владимира Владиславовича Жабо, командира 49-й отдельной механизированной бригады. В 1941 году В.В. Жабо в составе сводной группы партизанских отрядов Калужской области под руководством Героя Советского Союза В.А. Карасева и комиссара А.М. Курбатова участвовал в уничтожении большого гарнизона и штаба немецкого корпуса в Угодском заводе Калужской области. После освобождения Калужской области В.В. Жабо стал командиром механизированной бригады. Отличился в боях за Орел и Волхов.
      На подступах к Карачеву совершил свой подвиг гвардии лейтенант Алексей Петрович Привалов, уралец, бывший секретарь Билимбеевского РК ВЛКСМ (Свердловская область). В начале 1943 года он добровольно вступил в 30-й Уральский добровольческий танковый корпус. Во время одной из немецких атак командир первого мотострелкового батальона 30-й отдельной мотострелковой бригады и его заместитель были убиты. Комсорг батальона гвардии лейтенант А.П. Привалов, находившийся в боевых порядках батальона, принял командование и с криком: "Отомстим за смерть командиров!" поднял в атаку батальон. С ходу были взяты окопы первой линии, но при штурме второй линии вражеская пуля оборвала жизнь Алексея Петровича Привалова.
      На этой же мемориальной доске памятника танкистам фамилия командира 2-го отдельного мотострелкового батальона 30-й отдельной мотострелковой бригады гвардии капитана Гацуляка Якова Давыдовича.
      В 323-й стрелковой дивизии воевал майор Анатолий Стефанович Гордиенко. Он был начальником штаба 1090-го стрелкового полка. Недалеко от реки Велимья он подорвался на мине и похоронен в братской могиле на городском кладбище.
      А вот могила в деревне Липовка Верхопольского сельсовета появилась через двадцать с лишним лет после освобождения Карачева и Липовки.
      За несколько дней до освобождения деревни Липовки жители деревни увидели в небе самолет. Летел он на значительной высоте, курсом на восток, очевидно, он возвращался с боевого задания. И вдруг... самолет почти вертикально пошел вниз и вскоре врезался в землю на краю болота... Молодежь деревни неоднократно пыталась откопать самолет. И только спустя много лет удалось обнаружить документы: карточку кандидата в члены ВКП (б) на имя Рудченко Владимира Петровича, 1920 года рождения, уроженца Донецкой области, командира звена, младшего лейтенанта 293-го истребительного полка 11-го смешанного авиационного корпуса. В рядах этого корпуса сражались и наши земляки - Владимир Собакин из Карачева и Виктор Галиченко из Белых Берегов.
      И вот в июле 1964 года из земли были извлечены обломки самолета "Як-9к", обмундирование пилота, парашют с обгоревшими краями...
      ...Мимо гроба с останками Владимира Рудченко прошли сотни жителей района. На похороны приехали сестры летчика - Р.П. Мухина, Т.П. Новоселецкая, М.П. Рудченко, боевые друзья.

***

      Многие карачевцы принимали участие в освобождении родного города. Кавалер ордена Славы трех степеней Иван Степанович Кузнецов, танкист, один из первых ворвался на своем танке в родной город. Сложный и трудный боевой путь у нашего земляка. Много раз его танк подбивали, пришлось ему и гореть в танке, но он прошел через все трудности войны и закончил свой путь в Праге. А после войны строил новый Карачев. Среди наступающих на Карачев частей были старшина Кузьма Гаврилович Захаров и командир полевой артиллерийской батареи капитан Павел Гаврилович Кульгин, родом из села Бошино. В момент решительного броска на Карачев артиллеристы выкатили орудия на прямую наводку. Все с нетерпением ждали сигнала: "Вперед!" Но вот наступила долгожданная минута - прозвучал сигнал начала артиллерийской подготовки. Орудия батареи Кульгина, стоящие на прямой наводке, метким огнем один за другим поджигали танки, уничтожали живую силу противника. Долго бушевал смерч огня. Солдаты мстили врагу за поруганную родную землю, за пожары, грабежи, насилие...
      Владимир Петрович Герасин начал войну под Москвой, участвовал в боях на Можайском направлении. Тогда же он получил свой первый боевой орден Красной Звезды.
      Фронтовые дороги привели его на Орловско-Курскую дугу (там он получил второй орден Красной Звезды), а оттуда с боями дошел он до Карачева, где в одном из сел оставались его родные.
      Третий свой орден, орден Отечественной войны 1 степени, Владимир Петрович Герасин получил за форсирование Одера.
      А после была Победа, которую он встретил в освобожденной Праге.
      В отставку В.П. Герасин ушел в звании подполковника.
      Экипаж танка старшего лейтенанта Алексея Сосенко особенно упорно пробивался к Карачеву. Весь батальон знал, что командир танка Сосенко родом из Карачева, с улицы Кузнечной. И вот Алексей на своей родной улице. Но ее трудно узнать - ни одного дома, только кое-где видны остовы печных труб. Но горевать долго времени не было - наступающей пехоте нужна танковая поддержка. Танки Сосенко пошли на Запад...
      На улице освобожденного города встретил своих родных А.И. Широбоков. Счастливые, плачущие и улыбающиеся - такими их запечатлел фронтовой фотограф. Фотография эта обошла в свое время многие печатные издания, в том числе была помещена в "Истории Великой Отечественной войны".

А.И. Широбоков

      В настоящее время А.И. Широбоков живет и работает в своем родном городе.
      В освобождении своего родного города участвовали Федор Григорьевич Первушов, Иван Петрович Володин, Петр Андреевич Хоменко и многие другие.
      Карачевцы гордятся, что в славной семье Героев Советского Союза есть и их земляки.
      По призыву ЦК ВЛКСМ в октябре 1941 года в ряды Советской Армии пошла Антонина Федоровна Худякова жительница села Новая деревня Первомайского сельсовета. До войны закончила машиностроительный техникум, работала на вагоноремонтном заводе. Увлекалась парашютным спортом. Потом поступила в аэроклуб. Ее отговаривали, убеждали, что ей все равно не быть летчицей. Но она была настойчива, непреклонна. И она стала не только летчицей, но и инструктором аэроклуба. Сорок летчиков воспитала Антонина Федоровна.
      Антонина Федоровна Худякова одна из первых пришла в формируемый авиационный полк, впоследствии прославленный гвардейский Таманский авиационный ордена Красного Знамени и ордена Суворова III степени женский полк ночных бомбардировщиков. 23 летчицам и штурманам этого полка присвоено звание Героя Советского Союза. Среди них была и наша землячка - Антонина Федоровна Худякова.
      6 февраля 1942 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ, в котором говорилось: "... за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить Лоскутову Степану Петровичу звание Героя Советского Союза".
      Степан Петрович родился в небольшой деревушке Прилепы под Карачевом. В Карачеве окончил 7 классов, в Дятькове получил специальность электромонтера. До августа 1941 года работал на фабрике имени 1-го Мая.
      2 августа 1941 года ушел на фронт. Сражался под Лениградом, там же, на фронте, вступил в ряды Коммунистической партии, командовал взводом.
      6 февраля в тяжелом неравном бою близ станции Малукста, в шестидесяти километрах от Ленинграда, Степан Петрович Лоскутов лично истребил 117 гитлеровцев, но при этом погиб и сам...
      Грамота Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза была передана на хранение жене Героя Варваре Дмитриевне...
      Великая Отечественная война застала Кучерова Петра Владимировича на пограничной заставе. Он и его товарищи первыми приняли на себя удары гитлеровцев. Здесь, на далекой заставе, начался боевой путь нашего земляка, уроженца деревни Непряхино. Воевал он на Западном, Центральном, Брянском и Белорусском фронтах. Закончил войну 9 мая 1945 года в Германии. За годы войны был трижды ранен. На его счету - до 800 убитых солдат и офицеров противника.
      В начале февраля 1945 года гвардии сержант Кучеров, командир расчета станкового пулемета 1-го эскадрона 12-го гвардейского кавалерийского Краснознаменного полка 3-й гвардейской кавалерийской дивизии с группой бойцов проник в тыл врага и в течение двух суток удерживал участок шоссейной дороги, не давая противнику возможности выйти на Ратценбургское шоссе в районе Фидерборна.
      Двое суток длился неравный бой горстки советских воинов с крупными силами противника. Десятки яростных атак отразил расчет Кучерова. Противник не смог сломить сопротивление наших солдат. Тогда против них фашисты бросили самоходное орудие с десантом. Орудийным выстрелом был выведен из строя весь пулеметный расчет. В живых остался один Кучеров, но и он был тяжело ранен. Обливаясь кровью, сержант Кучеров не отрывался от пулемета, в упор расстреливал наступавших фашистов. Когда самоходки приблизились к окопу, Кучеров, собрав последние силы, бросил под гусеницы связку гранат и подорвал вражеское орудие. И вновь - к пулемету. Немцы прилагали все силы к тому, чтобы уничтожить пулемет Кучерова, прорваться по шоссе и соединиться со своими частями, группировавшимися на севере. Но все их попытки были сорваны. Противник вынужден был отступить, потеряв убитыми до 120 солдат и офицеров. Истекающего кровью П.В. Кучерова подобрали наши бойцы и доставили на пункт медицинской помощи.
      За этот подвиг гвардии сержанту Кучерову Петру Владимировичу 24 марта 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза. После войны П.В. Кучеров жил и работал в Белых Берегах на Брянской ГРЭС старшим машинистом котельного цеха.
      Генерал-майор в отставке Дмитрий Иванович Часов уроженец города Карачева в годы войны командовал стрелковым батальоном. Боевое крещение принял 1-го января 1943 года на Северо-Кавказском фронте. Освобождал Крым, Белоруссию, Украину, Польшу.
      Звание Героя Советского Союза ему было присвоено 27 февраля 1945 года за умелое руководство боем при форсировании Вислы в районе населенного пункта Ломна (Варшавское воеводство) и проявленное при этом личное мужество.
      Стрелковый батальон под командованием Д.И. Часова форсировал основное русло Вислы и два ее рукава, преодолел инженерные сооружения на левом берегу реки и, ворвавшись в первые траншеи противника, завязал рукопашный бой.
      Немцы бежали. Преследуя врага, наши бойцы захватили вторую и третью линии обороны противника, взяли 11 пленных, батарею 75 мм пушек, два гусеничных тягача, уничтожили три машины с боеприпасами и одну штабную машину с радиостанцией. Зацепившись за левый берег Вислы, бойцы батальона Часова стремительными атаками расширили плацдарм до пяти километров по фронту. Успешные действия батальона Часова обеспечили стремительное продвижение вперед 260-й Краснознаменной Ковельской стрелковой дивизии.
      Илья Кириллович Хахерин родился в селе Дроново Карачевского района. В годы войны командовал стрелковой ротой.
      Красноармейская газета "За Отечество!" в номере 234 за 23 февраля 1944 года так писала о подвиге нашего земляка: "Переправившись на правый берег Днепра, наше подразделение ночью пробралось в тыл врага и захватило в свои руки выгодную высоту. Зажав смельчаков в кольцо, противник старался во что бы то ни стало уничтожить их.
      Молодой советский офицер Илья Кириллович Хахерин, поняв, что нашим бойцам грозит смертельная опасность, решил идти на вы ручку. Да и не мог он допустить, чтобы хотя бы небольшой клочок отвоеванной у врага родной земли снова оказался в его руках.
      Подобрав на поле боя вооружение павших героев и раненых товарищ ей, горстка советских бойцов, ведомая бесстрашным офицером, ринулась на штурм вражеской обороны. Хахерин успевал навести пушку или миномет и подбодрить своих воинов, и личным примером увлечь их вперед.
      Численно превосходящий противник начал поспешно отходить. Прорвав вражеское кольцо извне, бойцы Хахерина достигли высоты. Навстречу им вышел командир подразделения, отважно сражавшийся во вражеском тылу, и крепко пожал руку храброго офицера". И.К. Хахерин погиб в бою у деревни Купель Волочицкого района Хмельницкой области (Украина). Там же был похоронен, на его могиле установлен памятник.
      Илья Кириллович был удостоен высшей награды Родины - звания Героя Советского Союза.
      Вся жизнь Ильи Алексеевича Тесленко, уроженца деревни Рясник Карачевского района связана с Военно-Морским флотом.
      Поздней осенью 1941 года батальон морской пехоты, где комиссаром был И.А. Тесленко, получил приказ высадиться на Керческий полуостров в районе мыса Зюк Керческий, сломить оборону немцев, занять плацдарм и держать его до подхода главных сил. Враг заметил десантников. Илья Алексеевич вместе с отрядом бросился на вражеские укрепления. Немцы не выдержали напора моряков. Десант закрепился на маленьком, в несколько сот метров, клочке земли.
      За эту операцию Илье Алексеевичу Тесленко было присвоено звание Героя Советского Союза.

***

      Город был освобожден, но города не было, он существовал только в названии, да на военных топографических картах.
      Озверевшие фашисты, чувствуя, что Карачев им не удержать, заранее планомерно стали уничтожать его. Жители разбегались, прятались по оврагам и логам. Но многих немцы угнали в Белоруссию, Польшу, Прибалтику, Германию. Специальные команды факельщиков и подрывников взрывали каменные здания, поджигали деревянные, минировали развалины и улицы. В городе случайно уцелело несколько десятков деревянных домов, несколько коробок и пять разграбленных, полуразрушенных церквей.
      Автор этих строк побывал в городе в конце ноября месяца 1943 года. От вокзала, вернее с того места, где был вокзал, город просматривался из конца в конец. Улиц, деревьев, тротуаров не было. Все было покрыто снегом, и редкие прохожие ходили через кварталы, по проторенным тропинкам там, где когда-то были огороды, сады, дома. Лишь кое-где на пути попадались обгорелые остовы печей да из-под земли пробивался дымок, - там в землянках жили горожане.
      Ущерб, нанесенный оккупантам и городу и району, был неимоверно велик. По самым скромным подсчетам он составил 353 миллиона рублей.
      В городе и районе было уничтожено свыше 9000 домов, 193 скотных двора, 181 конюшня, 86 свинарников, 100 овчарен, 86 птичников, 422 зернохранилища, 779 сараев, 231 овощехранилище, почти все школы.
      Оккупанты уничтожили и вывезли в Германию 5195 лошадей, 3733 головы крупного рогатого скота, 9047 овец, свыше 13 тысяч голов птицы и 17273 семьи пчел. Многие колхозы после освобождения не имели ни одной лошади, никакого другого скота, значительное количество пахотных земель было непригодно для земледелия (перекопано окопами, траншеями, блиндажами, противотанковыми рвами, воронками от разрывов снарядов и бомб, земля во многих местах была буквально напичкана осколками мин, снарядов, бомб).
      А вот освобожденный Карачев глазами очевидцев. Лев Николаевич Толкунов - видный советский журналист и общественный деятель. Он продолжительное время был редактором газеты "Известия", занимал пост председателя правления Агентства печати "Новости". В годы войны Л.Н. Толкунов был корреспондентом "Правды". В августе 1943 года вместе с наступающими войсками входил он в освобожденный Карачев.
      "И вот мы входим, наконец, в Карачев. Нельзя свернуть в сторону ни на метр, дороги сплошь начинены минами, предостерегающие таблички висят на каждом перекрестке. Столбы темно-бурой пыли перемешались с едким дымом пожарищ. Город горит. Целые улицы превращены в руины, немцы перед отступлением взорвали все. На Советской улице они оставили в неприкосновенности только свое кладбище, большое кладбище со свежевыструганными крестами (в сквере кинотеатра "Дружба"). Тротуары, мостовые завалены грудами камней, обуглившимися бревнами. Среди развалин в густом едком дыму изредка промелькнет фигура женщины или ребенка. Я был в Карачеве один день, один фронтовой день. Но запомню его на всю жизнь. Я насчитал за этот день всего полторы сотни жителей, которым удалось спрятаться в подвалах или в балках и дождаться нашего прихода. Многие погибли, многие угнаны в рабство. Уцелевшие рассказывают об ужасах, которые перенес город за последние дни. Пьяные фашисты ватагами ходили по городу, грабили, насильничали. Мы идем мимо развалин города. Взорваны все школы, два лесопильных завода, шпагатная фабрика. Нет больше железнодорожной станции. От кирпичных зданий не осталось даже стен.
      В Карачеве до войны проживало около 30 тысяч человек. Он стал мертвым городом. Умирание его началось фактически сразу же после оккупации. Фашисты не только морили жителей Карачева голодом, но и методически, планомерно уничтожали их. На улице Ленина, недалеко от городского сада, на Брянском шоссе и на станции еще сохранились остатки виселиц. Уцелел и забор, установленный вокруг церкви Николы, которую превратили в тюрьму, здесь томились сотни жителей и отсюда почти никто не выходил живым. Лагерь на берегу реки Снежеть стал кладбищем многих сотен мирных советских людей. Были залиты кровью убитых и замученных подвалы гестапо на Брянском шоссе. Наша армии шла через Карачев. Бойцы видели, что сделал враг с русским городом, и они клялись не забыть эти развалины, рассчитаться за смерть женщин и детей".
      Константин Федин, известный советский писатель, тоже был среди тех, кто вместе с войсками вошел 15 августа 1943 года в сожженный Карачев. В своем очерке "Освобожденная Орловщина", опубликованном в пятом томе многотомного издания "Венок Славы" (1984 год), он повествует о тех страшных днях: "Шоссе Орел-Карачев являет собой наглядный образец той новой разрушительной фазы, в какую война вступила с момента прорыва на Зуше. Через каждые полкилометра – воронка от разрывов мин и бомб. Надо спускаться с шоссе, объезжать воронки. Сотни таких объездов сливаются в конце концов в особую дорогу обок с полотном шоссе.
      Так, по пути отступления врага, по пути смерти въезжаешь в город Карачев. Стоя в центре города, свободно видишь горизонты. Ничто не препятствует взору, все сооружения, возвышавшиеся над землей, низвергнуты и сровнены с низиной, набегающей сюда из далеких болот и лугов. Признаки жилья всюду так основательно уничтожены , что между центром и окраинами не стало разницы, и ветер беспрепятственно несет сюда с недавнего пригородного поля боя... трупный запах.
      Воистину можно сказать: здесь был Карачев.
      Карачевский лунный ландшафт - тени мертвых кратеров, фурункулы и пузыри извержений - показывает не только возросшую злобу, но и прогрессивную болезнь рассудка нашего века".
      Константин Симонов в роли фронтового корреспондента побывал в нашем городе сразу же после его освобождения. В своей статье о Федине "Стоя перед Вами..." Симонов описывает свои впечатления о виденном: "Мы останавливаемся на окраине взорванного и дотла сожженного немцами города Карачева, ... города в сущности нет, он виден насквозь. Только трубы и холмы кирпичей, между которыми уходит вдаль фронтовая дорога. Мы очень долго и молча смотрим на все это. И, может быть, я ошибаюсь, но судя по выражению Вашего лица, именно в эти минуты, не умом (умом Вы поняли это давно), а всеми чувствами, всем своим существом до конца осознаете для себя, на что оказались способны немцы и до какого предела падения и варварства дошли они, руководимые Адольфом Гитлером.
      И недаром перед въездом в город со стороны Орла стоял столб с надписью: “ Боец! Это - город Карачев. Запомни и отомсти!"
      В том же очерке "Освобожденная Орловщина" К. Федин приводит интересный факт из истории оккупации нашего района: "В деревне Песочне, недалеко от Карачева, в крайней от речки избе жил немецкий фельдфебель - начальник отряда, занимавшего деревню. Никто не позавидовал бы доле этого бравого служаки. Лес подходил сюда совсем близко. Партизаны держали Песочню на мушке. И фельдфебель - каждую ночь праздновал со своим отрядом труса.
      Его изба произвела на меня внушительное впечатление. Во-первых, на изрядном расстоянии она кругом обнесена широким проволочным заграждением. Во-вторых, окопана большим земляным валом. В-третьих, загорожена высоким забором. В-четвертых, укреплена баррикадой из нагромождения бревен с досками. Вдобавок, на территорию, столь основательно защищенную, никто не имел права входить под страхом расстрела. Легко дополнить это тем, что по ночам испуганный фельдфебель загораживал дверь в избу столами и скамейками, а окна затыкал тюфяками. Но так как партизаны продолжали тревожить окрестности Песочни, то фельдфебель соорудил за деревней, у самого моста, по всем фортификационным правилам земляную крепость со множеством бойниц и четырьмя дзотами по углам, пригодную для длительной обороны. И в ней доводилось ему отсиживаться от безбоязненных партизан на утеху всей Песочни, крестьяне которой не могли пройти мимо забаррикадированной избы, не отвернувшись, чтобы скрыть смех".
      А И.Г. Эренбург в своей книге "Война" в главе "Наше горе" восклицает: "Кто скажет, что здесь был город Карачев? Нет ни следа, снег занес золу".

Полный кавалер ордена Славы Иван Степанович Кузнецов
Полный кавалер ордена Славы Иван Степанович Кузнецов. Ему, одному из немногих карачевцев, посчастливилось принимать участие в освобождении родного города от фашистов

Герой Советского Союза Антонина Федоровна Худякова
Герой Советского Союза Антонина Федоровна Худякова.



Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова