Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Новости Книги Статьи
   Дополнительно
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Князя Димитрия Болховского, княгиню его Анастасию, и сына их князя Василия     


      Князя Димитрия Болховского, княгиню его Анастасию, и сына их князя Василия. (По счету Филарета, эта статья № 56)
      Филарет в примечании к этой статье Любецкого синодика говорит: "Князья Болховские — потомки св. князя Михаила черниговского. Родословная книга, 244. У князя Дмитрия 3 сына: "князь Семен, а был на службе в Сибири в воеводах, а послан в Сибирь в лето 7092 (1584 год), и там преставися в лето 7094 (1586 год); князь Петр, а был в заставе под Москвою в Черкизове, и того году преставися в мор и положен в Черкизове; третий сын князь Иван". Василий вероятно умер еще юным".
      Во втором Архивном списке Родословной книги упоминается князь Димитрий Волховской (XX колена), потомок Ивана Болха, который был сын Андрея звенигородского и внук Мстислава Михайловича карачевского (XII); но тот ли это князь Димитрий Волховской, о котором идет речь в Любецком синодике, — трудно сказать, так как в Родословной книге не упоминается сын его Василий. По другим источникам, князья Болховские хотя и происходят от Мстислава Михайловича карачевского, но не через сына его Андрея звенигородского, а через другого его сына Тита Мстиславича козельского (XIII колена). У последнего был сын Святослав Титович, внук Святослав Святославич и правнук Иван Святославич Волх, бывший на уделе в Болхове. От старшего сына Ивана Святославича, — Александра Ивановича, происходят князья Болховские, а от младшего, — Ивана Ивановича Адаша, — дворяне Бунаковы. В родословной росписи, находящейся в Сборнике Погодина, между князьями Волховскими мы не встречаем вовсе князя Димитрия. Во всяком случае, считаем князей Болховских, потомков св. Михаила черниговского, происходящими от карачевских князей. Князья, упоминаемые в разбираемой нами 69-ой статье Синодика, относятся, по всей вероятности, к этим Болховским князьям.
      Но были князья Болховские или Болоховские, существовавшие раньше карачевских Болховских. Эти другие князья Болоховские были тоже Рюриковичи, и тоже из потомства Олега черниговского. О них часто говорит Волынская летопись, их было много и история их очень темна. Помещение в Киевском синодике 55 князей и княгинь наводит на мысль: не упоминаются ли в числе их Болоховские князья, о которых говорится в Волынской летописи?
      Мнения наших историков о происхождении этих Волоховских князей совершенно различны: Костомаров говорит, что они были не Рюриковичи, а потомки древнейших и исконных князей Подольской земли. По мнению же Дашкевича, это были выборные князья, нечто вроде казацких атаманов, но действовали они не в Подольской земле, а в западной части Киевской земли. Квашнин-Самарин считает их Рюриковичами, потомками галицких Игоревичей; но мнению его, они действовали также не на Подоле, а в западной части Киевской земли. Карамзин, Арцыбашев, Соловьев и другие считают их также Рюриковичами.
      Наше мнение, что князья Болоховские—Рюриковичи, основывается на следующих соображениях:
      1) Болоховские князья появляются в истории не раньше XIII века. В 1231 году они помогают венгерскому королевичу Андрею вовремя его войны с Даниилом Романовичем галицким. Под 1233 и 1234 годах в Волынской летописи упоминается Изяслав Владимирович, которого можно также отнести к князьям Болоховским (№ 26). В 1235 году галицкие бояре, заключив союз с Болоховскими князьями, напали на область Даниила Романовича. Недалеко от Каменца ополчение галицких бояр и Болоховских князей было разбито на голову Даниилом, причем все князья Болоховские были взяты в плен. Летом того же года в Галиче уже сидел Михаил Всеволодович черниговский. Он вместе с Изяславом Владимировичем послал к Даниилу с требованием освободить пленных, причем называет Болоховских князей своими братьями: "дай нашу братью, или придем на тя войною". В 1241 году Болоховские князья подступают к Бакоте, вместе с князем Ростиславом, сыном Михаила Всеволодовича. В том же году их землю опустошает Даниил. При известии об этом в Волынской летописи упоминается, что Даниил и Василько однажды вступились за Болоховских князей у князя мазовского Болеслава Конрадовича, который хотел их наказать и ограбить за то, что они вошли в его землю; тогда Болеслав сказал между прочим о них Даниилу: "не суть вой твои, но суть особнии князи". После 1241 года, в летописях не встречается более известий о князьях Болоховских.
      Известия о князьях Болоховских появляются с столетия. Хотя в одном рукописном сборнике Публичной библиотеки говорится о пожаловании королем польским Мечиславом, в 1190 году, князю Владимиру Болховскому, герба Любич, за войну с Прусаками и Крыжаками, но это известие не подтверждается польскими геральдистами, как например Несецким. По всей вероятности, князья Болоховские начали свое существование с начала XIII столетия, незадолго до первого летописного известия о них.
      Мы не знаем, чтобы в XIII веке были туземные князья в какой-нибудь области Русской земли, да их и не могло быть при существовании многочисленного племени Рюриковичей, считавших всю Русскую землю достоянием только своего племени, и только самих себя считавших вправе владеть многочисленными уделами всей Русской земли. Были туземные князья древлянские, в X веке, и князья Вятичей, в XI веке, но они исчезают вслед за первыми летописными известиями о них, после завоевания Рюриковичами и Древлянской земли и земли Вятичей. Невозможность того, чтобы Болоховские князья были туземными князьями, сознает отчасти и Дашкевич, говоря: "да и вообще в XII веке, век наибольшего расцвета удельно-вечевой Руси, род Владимира святого, достигший в то время господства над всем русским славянством и ревниво охранявший свои на то права, не допустил бы неограниченная владычества иного дома даже над небольшою частицею Русской земли". А если этого не могло быть в XII веке, то тем более в XIII веке князьями в Русской земле могли быть только Рюриковичи.
      2) Мы видим, что два Ольговича, Михаил Всеволодович и Изяслав Владимирович, называют Болоховских князей своею "братьею". Это указание весьма важно, так как такие гордые князья, как Ольговичи, так высоко ценившие свое старшинство и свое право на господство в Руси, даже перед Мономаховичами, не могли называть своими братьями каких то туземных князьков, тем более выборных народом из своей среды. Дашкевич говорит, что "название Болоховских князей братьею со стороны Михаила и Изяслава еще ничего не значит: нужно доказать, что оно должно быть принимаемо именно в смысле их родства". А кого же могли назвать своею братьею князья одной ветви Рюриковичей, — Ольговичи, обращаясь к князю другой ветви Рюриковичей, — Мономаховичу, как не своих близких родичей? Ведь не Половцев же? Дальше Дашкевич говорит: "братьею князья называли не только род, совокупность всех родичей, но и друг друга, без всякого отношения к тому, были ли они какие-нибудь братья, или нет; не редко братьями называли друг друга князья различных линий". Но, прибавим, только князей одного с ними происхождения, только Рюриковичей они так называли.
      3) Выражение летописи "особнии князи" вовсе не показывает, как говорит Костомаров, чтобы Болоховские князья были особенным племенем от Рюриковичей. Это выражение только объясняет, что Болоховские князья явились на историческую сцену по особенным обстоятельствам, были князьями особых, для известной цели созданных уделов, или если не созданных, то образовавшихся в следствие особых причин. Слова Болеслава, обращенные к Даниилу, показывают по нашему мнению то, что Болоховские князья не были подчинены галицким Романовичам, были князьями особой ветви Рюриковичей и владели особыми, независимыми от Галича уделами.
      4) Невозможно допустить, чтобы Болоховские князья были выборными князьями; это противоречило-бы всему историческому складу Русской государственной жизни; название князя и право занимать княжеский стол принадлежали на Руси только членам Рюрикова потомства. При всем господстве выборного начала в Новгороде, там не было ни одного примера выбора князей из новгородских граждан. При преобладании дружинного начала в Галицкой земле, там случилось раз одному боярину (Володиславу, в 1210 году) сесть на княжеский стол, но и то не надолго. Летопись рассказывает об этом факте, как необычном для того времени, что видно из взгляда летописца на последствия этой попытки: "и я Володислава (король венгерский Андрей) в Галичи, и заточи (Володислава), и в том заточеньи умре, нашед зло племени своему и детем своим, княжения деля: вси бо князи не призряху детий его того ради". Других подобных примеров из истории Галицкой земли мы не знаем; хотя под 1240 годом в Волынской летописи мы читаем: "Доброслав же вокняжился бе и Судьич, попов внук"; но это известие не оправдывается дальнейшим изложением событий в той же летописи. Доброслав, пользуясь отсутствием Даниила и тяжелым положением Галицкой земли после опустошения и разорения ее Татарами, управляя ею от имени Даниила, только раздавал произвольно волости и грабил землю вместе с другими боярами; о Судьиче же далее вовсе не упоминается. Вообще, в Русских летописях нет никаких указаний на выборных князей.
      Из новейших исследователей Молчановский не решает прямо вопроса о происхождении Болоховских князей, хотя и склоняется в сторону того мнения, что это не были Рюриковичи. Он говорит: "Мы не знаем достоверно, были ли это князья выборные, или же то были вокняжившиеся здесь бояре, их потомки или родственники. Если в пользу последнего говорят некоторые слабые доводы, то все же мы не имеем оснований, по которым можно было бы судить, являлись ли эти вокняжившиеся бояре представителями зависевших от них округов, или же они держались здесь силою и поддержкою могущественных бояр Галича. В этом вопросе возможны лишь гадания, именно поточу, что там, где идет речь о князьях, ничего не слышим о Болоховцах, и наоборот". На основании выше приведенных нами соображений мы не можем согласиться и с этим автором и полагаем, что Болоховские князья не были ни потомками туземных князей, ни выборными князьями, ни вокняжившимися боярами, а были потомками Рюрика.
      5) Если князья Болоховские—Рюриковичи, то они могли быть потомками только Игоря Святославича северского, именно из племени галицких Игоревичей. Князья других ветвей Рюрикова дома, жившие в начале XIII столетия, нам более или менее известны, также как известны места их действия, т.е. их уделы. Игоревичи, кроме того, что считали себя и в действительности были старше Мономаховичей, заняли галицкие уделы в начале XIII столетия по приглашению жителей. Поэтому потомки Игоря Святославича, если не все Ольговичи вообще, могли считать Галицкую землю своим достоянием. Владимир Игоревич галицкий, избежавший участи своих трех братьев, Романа, Святослава и Ростислава, повешенных Галичанами в 1212 году, бежал в Черниговскую землю. У Владимира, Романа и Святослава Игоревичей были потомки; вероятно, они были и у других братьев их, Олега и Ростислава. Потомки Владимира Игоревича не оставили своих претензий на галицкий стол. В 1255 году Изяслав Владимирович (№ 26) пытается отнять Галич у Даниила Романовича. Летописи показывают нам, что когда Ольговичи стремились овладеть галицким столом, Болоховские князья тоже имели какое-то тяготение к Галичу. Они постоянно держались Ольговичей и старались вредить Даниилу Романовичу, за что и поплатились лишением уделов. Так могли действовать только князья близкие к Ольговичам, считавшим Даниила не по праву владевшим Галичем, а Галич принадлежавшим им по старшинству. Дашкевич говорит: "Болоховские князья не всегда непременно помогали черниговским князьям в борьбе их с Даниилом". Но если они в 1228 году не были с Михаилом Всеволодовичем, а в 1255 году не сопутствовали Изяславу, то они не действовали и против этих черниговских князей. Летопись не знает ни одного такого случая.
      Болоховские князья уделы свои имели не в Подолии, а в западной части Киевской земли, в верховьях рек Тетерева, Случи, Буга и Рова. Уделы эти, по всей вероятности, они получили от Всеволода Чермного, бывшего великим князем киевским во время избиении Игоревичей в Галиче. Родственникам своим, сыновьям галицких Игоревичей, он дал уделы в западной части Киевской земли, по соседству с Галичем, на который они имели притязание. Они и удержались там на новых уделах. Этим осевшимся внукам Игоря и не нужно было, как того хочет Дашкевич, "заявлять как-нибудь свою деятельность в распрях за киевский стол, в распрях, которые возбуждались постоянно черниговскими князьями". Они были слишком мелки для того, слишком незначительны и действовали с Ольговичами только против Галича, которым они желали овладеть. Союз их с погубившими Игоревичей галицкими боярами объясняется их желанием действовать всегда против Даниила. Что же касается до мнения Дашкевича, что "вообще из известных нам внуков Игоря, упомянутых в Любецком синодике и летописях нельзя никого поместить в Болохов", то оно нам представляется голословным: 1) все ли внуки Игоря Святославича нам известны? 2) имеются еще 55 князей и княгинь Киевского синодика, в числе которых, может быть, упоминаются и Болоховские князья, потомки Игоря.
      Что летопись не называет Болоховских князей по именам и отчеству, то это только потому, что составителю летописного Волынского свода, вообще не сочувствовавшему им, не была известна их генеалогия. По той же самой причине Суздальская летопись не называет ни по именам, ни по отчеству, многих мелких удельных князей позднейшего времени, как например козельских, елецких, пронских и муромских. Точно также и Волынская летопись не называет ни по именам, ни по отчеству князей конца XIII века, пинских и туровских, и заднепровских. А сколько мы имеем примеров упоминания летописями князей только по одним именам, без отчества! Вообще же из того, что иные князья называются не по именам и отчествам, а только по уделам, еще нельзя заключить, чтобы эти князья были не из Владимирова дома, как то полагает Дашкевич.
      Точно так же дружба Болоховских князей с Татарами не может служить подтверждением того мнения, что эти князья представляли собою особенную группу, не из Владимирова рода. В отношении к Татарам, в первое время после завоевания ими Руси, главным принципом политики всех князей было смирение, полное подчинение и полная готовность исполнять все требования Татар. Поэтому нет ничего удивительного, что Болоховские князья "от Татар большую надежду имяху".
      Со второй половины XIII столетия Болоховские князья исчезают со страниц летописей. После 1257 года Галицко-Волынская летопись уже не упоминает о Болохове. Куда же девались Болоховские князья? Вероятно, вскоре после того прекратились, вымерли, если не сделались князьями других уделов в своей Северской земле. Синодик сообщает нам сведения о потомстве Владимира Игоревича, Романа Игоревича и Святослава Игоревича. Можно отнести к Болоховским князьям потомство первого из них, из которого нам известны князья: Изяслав-Филипп Владимирович (№ 26), Всеволод-Симеон Владимирович (№ 29), и сын последнего Святослав-Феодор Всеволодович (№ 29). Но у Владимира Игоревича, кроме двух сейчас приведенных, могли быть еще сыновья, которые тоже могли иметь уделы в Болоховской земле. Потомство Романа Игоревича является в Синодике под именем путивльских князей. Значит, князья Иоанн, Константин и Михаил Романовичи (№ 42) навряд ли могут быть отнесены к Болоховским князьям. Потомство Святослава-Адриана Игоревича мы видим сидящим на Курском уделе (№№ 40 и 46), так что князя Олега-Георгия Святославовича и сына его Георгия Ольговича (№ 40), князя Димитрия (Святославича?) и сына его Василия Димитриевича (№ 46), тоже полагаем, нельзя отнести к князьям Болоховским. По всей вероятности, было также потомство у Олега-Павла Игоревича и у Ростислава Игоревича. Дети и внуки двух последних князей, также как и дети и внуки Владимира Игоревича, по нашему мнению, имели уделы в Болоховской земле. В Болоховских князьях, упоминаемых в Волынской летописи, мы видим, на основании всех вышеприведенных соображений, именно сыновей и внуков Владимира, Олега и Ростислава Игоревичей, а не потомков туземных князей или вокняжившихся галицких бояр, или выборных князей из народа.
      Не забудем, что в XII и XIII веке было два Болохова. О первом из них, Болохове южном, имеются летописные известия от 1150, 1172 и 1257 годов. Он то и принадлежал Болоховским князьям Игоревичам. Второй Болохов черниговский упоминается у Татищева; в 1196 году этот Болохов был сожжен и область его опустошена Давидом Ростиславичем смоленским. Князья Болховские, потомки св. Михаила, упоминаемые в родословных книгах, получили свое название от второго Болохова.



Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова